ОСТАВЬТЕ СВОЙ ОТЗЫВ

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ




В этот день

В этот день

Меню

emblem
logo
emblem

статьи

15 января | 2021 Автор: Admin

Революции не дали царю отдать страну народу

Император Николай II начал реформы в России, которых жутко боялись так называемые элиты, прежде всего прозападные. По факту царь запланировал в прямом смысле отдать страну, со всеми ее ресурсами (прежде всего земельными), народу.

В рамках данной реформы (не единственной, кстати) планировалась поэтапная и полная передача всей собственности, а также права управления (самоуправления) гражданам Российской Империи. Непосредственно эти намерения царя стали главной причиной подготовки и совершения февральского переворота со стороны аристократов и банкиров. Чем умело воспользовались западные коршун, прежде всего Британия и Германия.

Главным проводником реформ Николая стал Петр Аркадьевич Столыпина.

На момент начала реформы крестьяне жили общинами, которые имели самые широкие полномочия. Общины сами решали сколько ловить рыбы, рубить леса, сеять хлеба, строить школ и больниц, вопросы распределения земли. Они даже сами решали, сколько могут заплатить государству налогов.

Такие широкие полномочия общин сегодня кажутся миром. Но это не та. Более того, Император решил расширить эти полномочия до статуса полноправного хозяина своей земли и своего государства каждого русского человека.

Реформа была призвана (1) расширить и без того громадные права и привелегии людей и (2) сделать людей как юридически, так и практически собственниками своей страны.

24 августа 1906 года для граждан Российской Империи была опубликована программа первого этапа реформ правительства Российской Империи.

9 ноября того же года появился указ, позволявший крестьянам свободно и бесплатно выходить из общины. При этом крестьянин сохранял за собой всё имущество, а также свои земли. Но это ещё не всё.

1. Крестьянин получал в вечную собственность землю. Земля предоставлялась из расчета: 15 га на подсобное хозяйство, а также по 45 га на каждого из членов семьи.

2. Фермерское хозяйство крестьянина на 5 лет освобождались от любых налогов.

3. Каждый переселенец получал денежную ссуду на льготных началах. Величина этой суды достигала до 400 рублей. В современном эквиваленте речь идет о десятках миллионах рублей. Половина этой суммы выдавалась крестьянам безвозмездно, а остальные деньги в виде беспроцентной ссуды - на неопределенный срок.

4. Все мужчины, образовавшегося фермерского хозяйства, освобождались от воинской повинности.

Люди могли использовать свои ресурсы по своему усмотрению: их никто не ограничивал ни в чем, никто не брал с них налоги, а все госслужащие должны были помогать людям за счет государства с оформлением документов (требовалась огромная оперативность действий).

Следующим этапом реформы Николая II должна была стать полная приватизация тяжелой промышленности, коммерции, железных дорог.

Но этим планам не суждено было сбыться. Столыпина убили, Николая свергли, а потом большевики утопил в крови всю Россию. Раскроили её и начали заниматься переформатированием сознания русских людей в нерусских: украинцев, белорусов, казахов и так далее, прикрывая этот геноцид малыми народами, некогда спасенным русскими от уничтожения. Такими как армяне и грузины.

статьи

26 декабря | 2020 Автор: Admin

Императорский вокзал. Смелый проект, поддержанный Николаем II

Витебский вокзал - украшение Загородного проспекта - старейший в Санкт-Петербурге и в России. И, несомненно, один из красивейших. Впрочем, старым является сам вокзал, а его парадному зданию не так уж много лет - 106. Его построили незадолго до начала Первой мировой войны с истинно царским размахом.
История этого сооружения началась в 1832 году, когда ещё только строилась первая в Российской империи железная дорога, связавшая СанктПетербург с Царским Селом. По изначальному плану вокзал должен был находиться на берегу Фонтанки, однако смета расходов оказалась превышена, и было решено возвести временную деревянную станцию на Семёновском плацу. Первый поезд отправился с платформы скромного, но изящного вокзала 30 октября 1837 года. Звучали оркестры, а публика поглядывала на «пароходы» с восторгом и страхом.

Новое вокзальное здание построили в середине века. Его соорудили по проекту любимого архитектора императора Константина Тона. Это было основательное каменное здание, однако по выразительности оно уступало Московскому вокзалу, который построил в Петербурге тот же Тон. И потому в начале ХХ столетия - во времена, которые вошли в историю искусства как Серебряный век, - вокзальное здание решили поменять. Новый Царскосельский вокзал должен был соответствовать императорскому уровню.

Взялся за работу архитектор Станислав Бржозовский. Именно его затейливый проект поддержал император Николай II. К тому времени архитектор, блистательно работавший в модном в те годы стиле модерн, уже участвовал в строительстве нескольких вокзалов и железнодорожных станций. Он ещё в молодости создал изящное здание вокзала и сортировочной станции в Царском Селе, чуть позже перестроил вокзал в Новороссийске. Потом вместе с Юлием Дидерихсом построил Виндавский (ныне - Рижский) вокзал в Первопрестольной. Он и в наше время хорошо знаком миллионам москвичей: в городе можно увидеть и другую его работу - станционный павильон платформы Покровское-Стрешнево.

Новый вокзал казался эстетическим и техническим совершенством. Всё в нём говорило о прогрессе - и лифты для пассажиров, и багажная машина, и яркое электрическое освещение. Пассажир мог сдать чемоданы и саквояжи в багаж и налегке отправиться в ресторан, а затем и в поезд согласно купленному билету. А багаж будет благополучно доставлен «по адресу». Под перронами есть тоннели, по которым все «корзины, картины, картонки» подвозили к поездам. К тому же железнодорожное полотно было поднято таким образом, чтобы поезда прибывали на второй этаж вокзала. Чудеса! Прежде Россия такого не видела. Однако ещё больше поражал архитектурный облик вокзала. Это было первое столь масштабное общественное здание в стиле модерн, построенное в Петербурге. Что такое модерн? Особое отношение к декору, к комфорту. Плавные линии, растительный орнамент, продуманная асимметрия. Использование диковинных для того времени материалов - изразцов, плиток, витражей, металлических конструкций. Стены украшены изображениями античного бога Меркурия - покровителя торговли и путешествий. К тому же здание, нарисованное Бржозовским, напоминает огромный паровоз: часовая башня - его труба, а купол главного корпуса - кабина. Таково это чудо модерна.

Приблизительно в 150 метрах от основного здания вокзала архитектор построил Императорский павильон. Представители правящей династии начинали свои путешествия именно отсюда. Здание сохранилось, сейчас его интерьеры восстанавливаются. В 1918 году, на революционной волне, вокзал переименовали в Детскосельский, одновременно с переименованием Царского Села в Детское Село. В 1920-х в справочных изданиях иногда встречается двойное название Детскосельский (Витебский), а с 1935 года вокзал окончательно получил современное наименование - Витебский.

Вестибюль с парадной лестницей

Как и сто лет назад, в наше время посетителей вокзала восхищает гигантский вестибюль с парадной лестницей. Высота зала составляет более двадцати метров, зал венчает металлический купол. Более роскошное вокзальное здание и представить трудно: оно как будто воплощает расцвет Российской империи накануне её распада… Не меньшее впечатление производит Картинный зал, который служил местом ожидания для пассажиров первого класса. Там можно было увидеть историю русских железных дорог в живописи. Отвечал за роспись вокзала замечательный художник Николай Самокиш.

К 300-летию Санкт-Петербурга в 2001-2002 гг. состоялась масштабная реставрация вокзала. Были восстановлены купол и оригинальные окна фасада, воссоздана «историческая» окраска, обновлён лепной декор, заново декорирована парадная мраморная лестница, открыло свои двери для посетителей «Императорское кафе». На чердаке вокзального здания сохранились бывшие великокняжеские покои. 30 октября 2007 года в честь 170-летия российских железных дорог в Световом зале вокзала открыт памятник Францу Антону фон Герстнеру - австрийцу на русской службе, замечательному инженеру, строителю первой железной дороги в России. В честь столетия вступления России в Первую мировую войну в 2014 году рядом с вокзалом установили памятник «Русской гвардии Великой войны».

Этот живописный вокзал десятки раз снимался в кино. В замечательном телефильме «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» он с успехом сыграл роль лондонского вокзала «Виктория». Его можно увидеть в десятках кинолент, посвящённых старой России, - и в «Анне Карениной», и в «Идиоте». А всё потому, что у этого вокзала есть атмосфера, в его облике ощущается «лица необщее выражение». Стоит пройтись по его залам - и сразу переносишься в прошлое.

Источник: http://www.lgz.ru/article/51-52-6766-23-12-2020/imperatorskiy-vokzal/

статьи

08 декабря | 2020 Автор: Admin

«Достопамятные дни России»

старый ст. / новый ст. -------------- / -------------------- 22 ноября / 5 декабря - 1914 г. Государь Император Николай II прибыл в Орел В грозную военную годину Царь посетил Орловскую губернию. 22 ноября 1914 года рано утром Николай II прибыл из Тулы на Орловский железнодорожный вокзал. Здесь Императора встречали руководство губернии, города Орла и депутации. Когда Государь подходил к Петропавловскому кафедральному собору, грянули колокольный звон и многотысячные крики «Ура!» В то время Орловский епископ Григорий болел, поэтому приветствовал Царя викарий, епископ Елецкий Павел. Он произнёс проникновенную речь, где, в частности, говорилось: «Вся Россия сопутствует Тебе своими молитвами и благословляет Твое оружие в этой войне, которая особенно дорога и священна для нас тем, что является войной не только за наше собственное будущее, но и за благополучие столь близкой нам судьбы святых Божиих Церквей на Православном Востоке, изнемогающих под бременем невыносимого ига неверных, которые нашли себе еще более злых, чем они, союзников, в лице христиан, переставших быть достойными этого имяни <> Твое Имя да напишется на скрижалях истории, как бессмертное Имя Русского Императора, которого избрал Господь освободить от тяжкого ига не только Русь подъяремную, не только братские славянские народы, но весь Православный Восток, священное наследие древней Византии, где поруганные и униженные наши святыни, где невинная кровь гонимых, мучимых и избиваемых исповедников святой веры нашей, где следы и стоны всех притесняемых и угнетаемых за имя Христово давно уже вопиют к небу, призывая Отмстителя и Избавителя. Благословен грядый во имя Господне!» На богослужении в кафедральном соборе настоятельница Введенского монастыря игуменья Евфалия поднесла в дар Императору копию с чудотворной монастырской иконы Балыкинской Божией Матери. При этом она сказала: «Да дарует Вам Царица Небесная здравие, спасение и победу над врагами и да хранит Вас Господь на многие лета!» Принимал многочисленные депутации. Один крестьянин, подносивший хлеб-соль, сказал: "Твои орловские крестьяне готовы отдать на нужды войны хлеб до последнего зерна и все достояние. Спаси тебя Христос!" Затем крестьянин поклонился Государю в пояс. В тот же день Государь прибыл в Курск.

статьи

16 ноября | 2020 Автор: Admin

Русская девушка. К 125-летию Великой княжны Ольги

Тургеневская барышня… Русская девушка… Чистая, скромная, кроткая. Прекрасная очарованием русской природы - неброской, но завораживающей, как икона. В ней простота сочетается с утончённостью и глубиной, её прелесть апрельского утра лишена какого-либо кокетства. Она - любовь. Она - мягкость. Но она же и сила, являющаяся в испытаниях.

 

Такой русской девушкой была Великая Княжна Ольга Николаевна, старшая дочь Императора Николая Второго. Она, по характеристике Дитерихса, «представляла собою типичную хорошую русскую девушку с большой душой. На окружающих Она производила впечатление своей ласковостью, Своим чарующим милым обращением со всеми. Она со всеми держала себя ровно, спокойно и поразительно просто и естественно. Она не любила хозяйства, но любила уединение и книги. Она была развитая и очень начитанная; имела способность к искусствам: играла на рояле, пела и в Петрограде училась пению, хорошо рисовала. Она была очень скромной и не любила роскоши».

 

Цесаревна отличалась большим умом, училась с удивительной лёгкостью - ей даже не требовалось прилагать усилий, чтобы изучить тот или иной предмет. «Старшая, Ольга Николаевна, обладала очень живым умом, - свидетельствует о своей воспитаннице Пьер Жильяр. - У нее было много рассудительности и в то же время непосредственности. Она была очень самостоятельного характера и обладала быстрой и забавной находчивостью в ответах. Вначале мне было не так-то легко с нею, но после первых стычек между нами установились самые искренние и сердечные отношения. Она все схватывала с удивительной быстротой и умела придать усвоенному оригинальный оборот. Ольга и Мария Николаевны были похожи на Семью отца и имели чисто русский тип. Ольга Николаевна была замечательно умна и способна, и учение было для нее шуткой, почему она иногда ленилась. Характерными чертами у нее были сильная воля и неподкупная честность и прямота, в чем она походила на мать».

 

Известно, что, когда Ольга уже «вошла в возраст», Государь нередко советовался с нею, подчас даже приказывал разбудить её ночью. Некоторые мемуаристы сообщают, что до рождения Алексея Император даже подумывал о том, чтобы изменить закон о престолонаследии, дабы старшая дочь могла унаследовать престол…

 

И тут открывается простор для любителей исторических фэнтези. Ведь, ей-Богу, такое решение Николая Александровича могло бы иметь самые благотворные последствия. Сама венценосная чета уже не терзалась был отсутствием наследника, а его болезнь была бы мукой только родительской и не умножалась бы «вопросом престолонаследия». Русская история даёт примеры выдающихся правительниц, первой из которых была тёзка старшей Великой Княжны - равноапостольная княгиня Ольга. Можно не сомневаться, что в лице Ольги Николаевны, всецело «русской душой», Россия обрела бы любящую и мудрую мать.

 

Но Проведение распорядилось иначе…

 

Юная княжна много читала, была хорошо образована, обладала независимым характером. Это отличало её от остальных сестёр, более покорных родительской воле. Ольга, несмотря на образ безмятежной озерной глади, была вспыльчива и умела стоять на своём.

 

Безмятежная озерная гладь… Не обманчива ли эта безмятежность? На фотографиях лицо царевны часто кажется печальным. О чём была эта печаль?

 

Наверное, любая девушка в свою весеннюю пору знает эту печаль. Счастье моё… Сокровище… Солнышко… Этих слов нет в дневниках Ольги, есть лишь первая буква - «С». И - радость, когда «С» удаётся видеть, говорить с ним. И - печаль, когда «С» нет рядом… Характерная запись в дневнике 18-летней Царевны: «Сперва сидела дома из-за дождя, потом с Папа по виноградникам ходила. К завтраку были Н. П. и С. … Днем Папа пошел гулять с тремя свитными, а мы остались дома, и я не жалела, так как мое С. было и Н. П. Сидели у Мама в комнате. С. записывал на листе вещи для базара, я сидела около. Так радовалась его увидеть. Вчера весь день не видела и мне его очень недоставало… Потом я для него на рояле поиграла и когда Папа вернулся, пили чай».

 

Исследователи полагают, что первой любовью царевны был мичман «Штандарта» Павел Воронов - красавец-офицер, герой, спасавший людей из-под руин мессинского землетрясения. Русские моряки тогда первыми пришли на помощь гибнущим сицилийцам. В огне, не считаясь с угрозой повторения убийственных толчков, разбирали они завалы, спасая тех, кого ещё можно было спасти. Сражались не только с природой, но и с многократно превосходящими числом бандами мародёров. Итальянские газеты писали о героизме русских матросов, ставших на путях у грабителей…

 

Путешествуя на «Штандарте», царская семья, особенно, дети, неформально общалась с офицерами и матросами яхты. Для повзрослевших княжон эти офицеры становились первыми кавалерами на балах. Детские игры и уже не детские танцы на борту «Штандарта» сохранили нам кадры кинохроники.

 

Партнёром Ольги в танцах чаще всего бывал Павел Воронов.

 

И снова альтернатива. Ведь могла же девушка с характером пренебречь правилами и родительской волей и связать свою судьбу с простым офицером… Через несколько лет так поступить её тётка, Ольга Александровна, более десяти лет ждавшая своего позднего счастья. Впрочем, Великая княгиня всё же дождалась разрешения августейшего брата. Мезальянс, скажете? Пожалуй. Но Великая княгиня была счастлива и, благодаря мезальянсу, обрела долгожданных сыновей - внуков своего великого отца, чьи потомки здравствуют доныне. Может быть, мезальянс в случае с Вороновым дал бы царевне Ольге такую же счастливую судьбу, как и её тётке?

 

Но и сам Павел не был готов, как полковник Куликовский, до конца бороться за свою любовь, и августейшие родители не желали допустить, чтобы первое увлечение взрослеющей дочери переросло в серьёзную проблему, чреватую скандалом. Воронов женился на племяннице фрейлины Императрицы, а затем ушёл на войну…

 

Война же в свою очередь пришла к Ольге. В Царскосельском лазарете, отдавая себя служению раненым, она, быть может, врачевала и собственные невидимые раны, утешала свою печаль, утешая других. Дар утешения был необычайно развит в этой девушке. Доктор Боткин, чей сын погиб на фронте, вспоминал: «Я никогда не забуду тонкое, совсем непоказное, но такое чуткое отношение к моему горю... Я все вспоминаю покойную княжну М. Голицыну, которая была совсем порабощена чутким сердечным отношением к ней Ольги Николаевны, тогда еще совсем маленькой, когда бедная княжна оплакивала потерю своей прелестной внучки... Сейчас забегала Ольга Николаевна- право, точно Ангел, залетом... А как Ольга Николаевна музыкальна и какие она успехи делает!»

 

Царскосельские раненые часто вспоминали Великую Княжну Ольгу Николаевну, которую все без исключения обожали и боготворили. С. Я. Офросимова писала о ней: «В строгом смысле слова её нельзя назвать красивой, но всё её существо дышит такой женственностью, такой юностью, что она кажется более чем красивой. Чем больше глядишь на неё, тем миловиднее и приветливее становится её лицо. Оно озарено внутренним светом, оно становится прекрасным от каждой светлой улыбки, от её манеры смеяться, закинув головку слегка назад, так что виден весь ровный, жемчужный ряд белоснежных зубов. Умело и ловко спорится работа в её необыкновенно красивых и нежных руках. Вся она, хрупкая и нежная, как-то особенно заботливо и любовно склоняется на простой солдатской рубашкой, которую шьёт. Её мелодичный голос, её изящные движения и вся её прелестная токая фигурка - олицетворение женственности и приветливости. Она вся ясная и радостная. Невольно вспоминаются слова, сказанные мне одним из её учителей: «У Ольги Николаевны хрустальная душа».

 

Примечательно, что августейшие сёстры настолько не выделялись ничем из среды других сестёр милосердия, что новоприбывшие раненые даже не подозревали, что перед ними царские дочери. Иногда это приводило к казусам. Однажды, приняв очередную партию раненых, очистив и перевязав их раны, обмыв им ноги и разместив по палатам, Ольга Николаевна, устав, присела на койку одного из привезённых солдат. Тот тотчас пустился в разговор:

- Умаялась, сердечная?

- Да, немного устала. Это хорошо, когда устаёшь.

- Чего же тут хорошего?

- Значит, поработала.

- Этак тебе не тут сидеть надо. На хронт бы поехала.

- Да моя мечта - на фронт попасть.

- Чего же. Поезжай.

- Я бы поехала, да отец не пускает, говорит, что я здоровьем для этого слишком слаба.

- А ты плюнь на отца да поезжай! - посоветовал солдат.

- Нет, уж плюнуть-то не могу, - рассмеялась княжна. - Уж очень мы друг друга любим.

В другой раз при посещении лазарета Государем один из раненых пожаловался ему:

- Намеднесь дал я вот этой сестричке…вон, что там стоит, весёленькая такая… курносенькая… дал ей десять копеек на папиросы, а она ни папирос, ни денег не несёт…

- Ольга, - позвал Император, - что же ты поручения не исполняешь? Папиросы обещала принести и забыла?

Ольга Николаевна потупилась.

- За это вели купить ему на рубль.

Поняв, в чём дело, солдат весь день переживал:

- На кого пожаловался-то… На Царскую дочку… Господи, грех-то какой.

 

Родители, между тем, прочили в женихи дочери румынского принца Кароля, «Карлушу», как небрежно называла его в дневнике Ольга. От этого брака Царевна отказалась. Она не желала покидать Россию, она хотела оставаться русской и жить в родной стране. Родители принуждены были смириться с этим решением.

 

Найти достойную пару среди худо-бедно дальней родни в самой России было делом ещё более сложным, чем подбор иностранного принца. Был момент, когда к Великой Княжне сватался князь Дмитрий Павлович. Но претендент не был одобрен Государыней. Это, быть может, было одной из причин того, что любимый племянник праведной княгини Елизаветы запятнал себя кровью Распутина, видя в нём не только злого гения Царской семьи, но и врага собственного счастья.

 

Она так и осталась одна. Прекрасная, затаённо печальная, обманчиво безмятежная… Не покинувшая своей горячо любимой Родины, не прельстившаяся иноземными коронами. Светлая светом русских берёз, пронизанных солнечными нитями.

 

Ей было 22 года, когда жизнь её была оборвана в Ипатьевском подвале. Её несбывшееся счастье в то время воевал за Россию в рядах Добровольческой армии. Юную Великую Княжну он, столь часто смотревший на неё в бинокль, когда она гуляла по берегу, пережил без малого на полвека. На его могиле, находящейся в далёкой Америке, установлена небольшая икона - образ святой мученицы Великой княжны Ольги Николаевны…

 

Е. Фёдорова

 

Источник. Русская Стратегия http://cont.ws/post/1834242

статьи

10 ноября | 2020 Автор: Admin

Орден Святого Георгия Государя Императора Николая Александровича

 Мультатули П. В.
 

Возглавив 23 августа 1915 года отступающую русскую армию, Император Николай II стал совершать частые поездки в войска, в том числе и на передовую. О личном мужестве Государя свидетельствовал генерал Д. Н. Дубенский, присутствовавший при объезде Царём войск на передовой. Дубенский говорил, что Государь – «человек в высшей степени мужественный, и никакой физической опасности он, безусловно, не боится».

Идея награждения Императора Николая II высшей воинской наградой возникла в сентябре 1915 года. Чёткое руководство войсками со стороны Николая II и его Ставки сыграло важную роль в успешном окончании Вильно-Молодечненской операции. Как писал генерал А. И. Спиридович: «Новое командование (Государь и Алексеев) с честью вышло из этого критического положения». А. И. Спиридович отмечал, что необходимо указать на ту большую роль, которую сыграл в успехе операции «лично Государь Император, помогая генералу Алексееву своим спокойствием, а когда нужно было – твёрдым и властным словом. Ещё недавно столь растерянный (в роли главкома С.-Западным фронтом), генерал Алексеев как бы переродился, нашёл себя, овладел умом и талантом. Таково было влияние на него спокойного и вдумчивого Государя».

С 10 по 18 сентября атаки немцев были отражены по всему фронту, и они начали быстрый, местами беспорядочный отход. Отмечая выдающуюся роль Государя Императора Николая II в успешном завершении Вильно-Молодечненской операции, начальник штаба Царской Ставки генерал от инфантерии М. В. Алексеев полагал, что признанием заслуг Государя было бы награждение его орденом Святого Георгия. В своей телеграмме начальник штаба Ставки писал, что Георгиевская дума Юго-Западного фронта «выразила общее пожелание всей армии видеть своего августейшего вождя украшенным орденом храбрых, ибо уничтожение немецкого прорыва в Молодечно-Полоцке составило славную страницу предводительствования Вашего Величества войсками».

Но поводом для вручения высокой награды стала очередная инспекционная поездка Императора и Цесаревича на Юго-Западный фронт, в ходе которой они посетили Печерский полк, располагавшийся в зоне возможного артиллерийского обстрела ‒ в 6‒7 верстах от австрийских позиций. Граф Д. С. Шереметев вспоминал: «Государь настойчиво требовал, чтобы Его допустили до передовых окопов наших пехотных подразделений. Генерал-адъютант Иванов боялся взять на себя такую ответственность, но Господь Бог, видимо, благословил желание Государя: с утра пал сильный туман, дорога, ведущая к окопам и обстреливаемая неприятельской артиллерией, сравнительно была более безопасна. Генерал-адъютант Иванов настоял, чтобы было не более трех автомобилей. В первом Государь с Наследником Цесаревичем, во втором Воейков со мной и в третьем Иванов с министром двора графом Фредериксом. Окопы были заняты одним из наших пехотных полков. Государь приказал Цесаревичу хранить полное молчание. Рота солдат, вынырнувшая из окопа и возвращавшаяся на отдых, с удивлением узнала Цесаревича Алексея Николаевича. Надо было видеть радость и изумление солдат, когда они поняли, что перед ними Государь Император с Наследником Цесаревичем. Возвращение Государя из сферы огня окончилось, слава Богу, благополучно». За это посещение передовых позиций Георгиевская дума Юго-Западного фронта 21 октября 1915 года постановила просить Государя возложить на себя орден Св. Георгия 4-й степени. В постановлении Думы отмечалось, что «присутствие Государя Императора на передовых позициях вдохновило войска на новые геройские подвиги; изъявив желание посетить воинскую часть, находившуюся на боевой линии, и приведя таковое в исполнение, Его Императорское Величество явил пример истинной доблести и самоотвержения; пребывая в местах, неоднократно обстреливаемых неприятельской артиллерией, Государь Император явно подвергал опасности свою драгоценную жизнь».

Император Николай II был глубоко тронут преподнесенным орденом. В специальном обращении к войскам по случаю своего награждения он благодарил «горячо любимые войска» за «заработанный мне их геройством и высокой доблестью Белый Крест». В своём дневнике всегда сдержанный Царь не скрывал своих чувств: «Незабвенный для меня день получения Георгиевского креста 4-й степ. […] Целый день после этого ходил как в чаду».

В тот же день Государь отправил генералу Н. И. Иванову благодарственную телеграмму, в которой были следующие строки: «Несказанно тронутый и обрадованный незаслуженным Мною отличием, соглашаюсь носить наш высший боевой орден и от всего сердца благодарю всех Георгиевских кавалеров и горячо любимые Мною войска за заработанный Мне их геройством и высокой доблестью крест». Таким образом, Император, соглашаясь принять орден, присуждаемый за военные подвиги, давал понять, что свою поездку на фронт он подвигом не считает и воспринимает ее исключительно как награду, заработанную Русской армией для своего Царя и Верховного главнокомандующего. 

Автор: Admin

 Мультатули П. В.
 

Возглавив 23 августа 1915 года отступающую русскую армию, Император Николай II стал совершать частые поездки в войска, в том числе и на передовую. О личном мужестве Государя свидетельствовал генерал Д. Н. Дубенский, присутствовавший при объезде Царём войск на передовой. Дубенский говорил, что Государь – «человек в высшей степени мужественный, и никакой физической опасности он, безусловно, не боится».

Идея награждения Императора Николая II высшей воинской наградой возникла в сентябре 1915 года. Чёткое руководство войсками со стороны Николая II и его Ставки сыграло важную роль в успешном окончании Вильно-Молодечненской операции. Как писал генерал А. И. Спиридович: «Новое командование (Государь и Алексеев) с честью вышло из этого критического положения». А. И. Спиридович отмечал, что необходимо указать на ту большую роль, которую сыграл в успехе операции «лично Государь Император, помогая генералу Алексееву своим спокойствием, а когда нужно было – твёрдым и властным словом. Ещё недавно столь растерянный (в роли главкома С.-Западным фронтом), генерал Алексеев как бы переродился, нашёл себя, овладел умом и талантом. Таково было влияние на него спокойного и вдумчивого Государя».

С 10 по 18 сентября атаки немцев были отражены по всему фронту, и они начали быстрый, местами беспорядочный отход. Отмечая выдающуюся роль Государя Императора Николая II в успешном завершении Вильно-Молодечненской операции, начальник штаба Царской Ставки генерал от инфантерии М. В. Алексеев полагал, что признанием заслуг Государя было бы награждение его орденом Святого Георгия. В своей телеграмме начальник штаба Ставки писал, что Георгиевская дума Юго-Западного фронта «выразила общее пожелание всей армии видеть своего августейшего вождя украшенным орденом храбрых, ибо уничтожение немецкого прорыва в Молодечно-Полоцке составило славную страницу предводительствования Вашего Величества войсками».

Но поводом для вручения высокой награды стала очередная инспекционная поездка Императора и Цесаревича на Юго-Западный фронт, в ходе которой они посетили Печерский полк, располагавшийся в зоне возможного артиллерийского обстрела ‒ в 6‒7 верстах от австрийских позиций. Граф Д. С. Шереметев вспоминал: «Государь настойчиво требовал, чтобы Его допустили до передовых окопов наших пехотных подразделений. Генерал-адъютант Иванов боялся взять на себя такую ответственность, но Господь Бог, видимо, благословил желание Государя: с утра пал сильный туман, дорога, ведущая к окопам и обстреливаемая неприятельской артиллерией, сравнительно была более безопасна. Генерал-адъютант Иванов настоял, чтобы было не более трех автомобилей. В первом Государь с Наследником Цесаревичем, во втором Воейков со мной и в третьем Иванов с министром двора графом Фредериксом. Окопы были заняты одним из наших пехотных полков. Государь приказал Цесаревичу хранить полное молчание. Рота солдат, вынырнувшая из окопа и возвращавшаяся на отдых, с удивлением узнала Цесаревича Алексея Николаевича. Надо было видеть радость и изумление солдат, когда они поняли, что перед ними Государь Император с Наследником Цесаревичем. Возвращение Государя из сферы огня окончилось, слава Богу, благополучно». За это посещение передовых позиций Георгиевская дума Юго-Западного фронта 21 октября 1915 года постановила просить Государя возложить на себя орден Св. Георгия 4-й степени. В постановлении Думы отмечалось, что «присутствие Государя Императора на передовых позициях вдохновило войска на новые геройские подвиги; изъявив желание посетить воинскую часть, находившуюся на боевой линии, и приведя таковое в исполнение, Его Императорское Величество явил пример истинной доблести и самоотвержения; пребывая в местах, неоднократно обстреливаемых неприятельской артиллерией, Государь Император явно подвергал опасности свою драгоценную жизнь».

Император Николай II был глубоко тронут преподнесенным орденом. В специальном обращении к войскам по случаю своего награждения он благодарил «горячо любимые войска» за «заработанный мне их геройством и высокой доблестью Белый Крест». В своём дневнике всегда сдержанный Царь не скрывал своих чувств: «Незабвенный для меня день получения Георгиевского креста 4-й степ. […] Целый день после этого ходил как в чаду».

В тот же день Государь отправил генералу Н. И. Иванову благодарственную телеграмму, в которой были следующие строки: «Несказанно тронутый и обрадованный незаслуженным Мною отличием, соглашаюсь носить наш высший боевой орден и от всего сердца благодарю всех Георгиевских кавалеров и горячо любимые Мною войска за заработанный Мне их геройством и высокой доблестью крест». Таким образом, Император, соглашаясь принять орден, присуждаемый за военные подвиги, давал понять, что свою поездку на фронт он подвигом не считает и воспринимает ее исключительно как награду, заработанную Русской армией для своего Царя и Верховного главнокомандующего. 

Автор: Admin

 Мультатули П. В.
 

Возглавив 23 августа 1915 года отступающую русскую армию, Император Николай II стал совершать частые поездки в войска, в том числе и на передовую. О личном мужестве Государя свидетельствовал генерал Д. Н. Дубенский, присутствовавший при объезде Царём войск на передовой. Дубенский говорил, что Государь – «человек в высшей степени мужественный, и никакой физической опасности он, безусловно, не боится».

Идея награждения Императора Николая II высшей воинской наградой возникла в сентябре 1915 года. Чёткое руководство войсками со стороны Николая II и его Ставки сыграло важную роль в успешном окончании Вильно-Молодечненской операции. Как писал генерал А. И. Спиридович: «Новое командование (Государь и Алексеев) с честью вышло из этого критического положения». А. И. Спиридович отмечал, что необходимо указать на ту большую роль, которую сыграл в успехе операции «лично Государь Император, помогая генералу Алексееву своим спокойствием, а когда нужно было – твёрдым и властным словом. Ещё недавно столь растерянный (в роли главкома С.-Западным фронтом), генерал Алексеев как бы переродился, нашёл себя, овладел умом и талантом. Таково было влияние на него спокойного и вдумчивого Государя».

С 10 по 18 сентября атаки немцев были отражены по всему фронту, и они начали быстрый, местами беспорядочный отход. Отмечая выдающуюся роль Государя Императора Николая II в успешном завершении Вильно-Молодечненской операции, начальник штаба Царской Ставки генерал от инфантерии М. В. Алексеев полагал, что признанием заслуг Государя было бы награждение его орденом Святого Георгия. В своей телеграмме начальник штаба Ставки писал, что Георгиевская дума Юго-Западного фронта «выразила общее пожелание всей армии видеть своего августейшего вождя украшенным орденом храбрых, ибо уничтожение немецкого прорыва в Молодечно-Полоцке составило славную страницу предводительствования Вашего Величества войсками».

Но поводом для вручения высокой награды стала очередная инспекционная поездка Императора и Цесаревича на Юго-Западный фронт, в ходе которой они посетили Печерский полк, располагавшийся в зоне возможного артиллерийского обстрела ‒ в 6‒7 верстах от австрийских позиций. Граф Д. С. Шереметев вспоминал: «Государь настойчиво требовал, чтобы Его допустили до передовых окопов наших пехотных подразделений. Генерал-адъютант Иванов боялся взять на себя такую ответственность, но Господь Бог, видимо, благословил желание Государя: с утра пал сильный туман, дорога, ведущая к окопам и обстреливаемая неприятельской артиллерией, сравнительно была более безопасна. Генерал-адъютант Иванов настоял, чтобы было не более трех автомобилей. В первом Государь с Наследником Цесаревичем, во втором Воейков со мной и в третьем Иванов с министром двора графом Фредериксом. Окопы были заняты одним из наших пехотных полков. Государь приказал Цесаревичу хранить полное молчание. Рота солдат, вынырнувшая из окопа и возвращавшаяся на отдых, с удивлением узнала Цесаревича Алексея Николаевича. Надо было видеть радость и изумление солдат, когда они поняли, что перед ними Государь Император с Наследником Цесаревичем. Возвращение Государя из сферы огня окончилось, слава Богу, благополучно». За это посещение передовых позиций Георгиевская дума Юго-Западного фронта 21 октября 1915 года постановила просить Государя возложить на себя орден Св. Георгия 4-й степени. В постановлении Думы отмечалось, что «присутствие Государя Императора на передовых позициях вдохновило войска на новые геройские подвиги; изъявив желание посетить воинскую часть, находившуюся на боевой линии, и приведя таковое в исполнение, Его Императорское Величество явил пример истинной доблести и самоотвержения; пребывая в местах, неоднократно обстреливаемых неприятельской артиллерией, Государь Император явно подвергал опасности свою драгоценную жизнь».

Император Николай II был глубоко тронут преподнесенным орденом. В специальном обращении к войскам по случаю своего награждения он благодарил «горячо любимые войска» за «заработанный мне их геройством и высокой доблестью Белый Крест». В своём дневнике всегда сдержанный Царь не скрывал своих чувств: «Незабвенный для меня день получения Георгиевского креста 4-й степ. […] Целый день после этого ходил как в чаду».

В тот же день Государь отправил генералу Н. И. Иванову благодарственную телеграмму, в которой были следующие строки: «Несказанно тронутый и обрадованный незаслуженным Мною отличием, соглашаюсь носить наш высший боевой орден и от всего сердца благодарю всех Георгиевских кавалеров и горячо любимые Мною войска за заработанный Мне их геройством и высокой доблестью крест». Таким образом, Император, соглашаясь принять орден, присуждаемый за военные подвиги, давал понять, что свою поездку на фронт он подвигом не считает и воспринимает ее исключительно как награду, заработанную Русской армией для своего Царя и Верховного главнокомандующего. 

Автор: Admin

 Мультатули П. В.
 

Возглавив 23 августа 1915 года отступающую русскую армию, Император Николай II стал совершать частые поездки в войска, в том числе и на передовую. О личном мужестве Государя свидетельствовал генерал Д. Н. Дубенский, присутствовавший при объезде Царём войск на передовой. Дубенский говорил, что Государь – «человек в высшей степени мужественный, и никакой физической опасности он, безусловно, не боится».

Идея награждения Императора Николая II высшей воинской наградой возникла в сентябре 1915 года. Чёткое руководство войсками со стороны Николая II и его Ставки сыграло важную роль в успешном окончании Вильно-Молодечненской операции. Как писал генерал А. И. Спиридович: «Новое командование (Государь и Алексеев) с честью вышло из этого критического положения». А. И. Спиридович отмечал, что необходимо указать на ту большую роль, которую сыграл в успехе операции «лично Государь Император, помогая генералу Алексееву своим спокойствием, а когда нужно было – твёрдым и властным словом. Ещё недавно столь растерянный (в роли главкома С.-Западным фронтом), генерал Алексеев как бы переродился, нашёл себя, овладел умом и талантом. Таково было влияние на него спокойного и вдумчивого Государя».

С 10 по 18 сентября атаки немцев были отражены по всему фронту, и они начали быстрый, местами беспорядочный отход. Отмечая выдающуюся роль Государя Императора Николая II в успешном завершении Вильно-Молодечненской операции, начальник штаба Царской Ставки генерал от инфантерии М. В. Алексеев полагал, что признанием заслуг Государя было бы награждение его орденом Святого Георгия. В своей телеграмме начальник штаба Ставки писал, что Георгиевская дума Юго-Западного фронта «выразила общее пожелание всей армии видеть своего августейшего вождя украшенным орденом храбрых, ибо уничтожение немецкого прорыва в Молодечно-Полоцке составило славную страницу предводительствования Вашего Величества войсками».

Но поводом для вручения высокой награды стала очередная инспекционная поездка Императора и Цесаревича на Юго-Западный фронт, в ходе которой они посетили Печерский полк, располагавшийся в зоне возможного артиллерийского обстрела ‒ в 6‒7 верстах от австрийских позиций. Граф Д. С. Шереметев вспоминал: «Государь настойчиво требовал, чтобы Его допустили до передовых окопов наших пехотных подразделений. Генерал-адъютант Иванов боялся взять на себя такую ответственность, но Господь Бог, видимо, благословил желание Государя: с утра пал сильный туман, дорога, ведущая к окопам и обстреливаемая неприятельской артиллерией, сравнительно была более безопасна. Генерал-адъютант Иванов настоял, чтобы было не более трех автомобилей. В первом Государь с Наследником Цесаревичем, во втором Воейков со мной и в третьем Иванов с министром двора графом Фредериксом. Окопы были заняты одним из наших пехотных полков. Государь приказал Цесаревичу хранить полное молчание. Рота солдат, вынырнувшая из окопа и возвращавшаяся на отдых, с удивлением узнала Цесаревича Алексея Николаевича. Надо было видеть радость и изумление солдат, когда они поняли, что перед ними Государь Император с Наследником Цесаревичем. Возвращение Государя из сферы огня окончилось, слава Богу, благополучно». За это посещение передовых позиций Георгиевская дума Юго-Западного фронта 21 октября 1915 года постановила просить Государя возложить на себя орден Св. Георгия 4-й степени. В постановлении Думы отмечалось, что «присутствие Государя Императора на передовых позициях вдохновило войска на новые геройские подвиги; изъявив желание посетить воинскую часть, находившуюся на боевой линии, и приведя таковое в исполнение, Его Императорское Величество явил пример истинной доблести и самоотвержения; пребывая в местах, неоднократно обстреливаемых неприятельской артиллерией, Государь Император явно подвергал опасности свою драгоценную жизнь».

Император Николай II был глубоко тронут преподнесенным орденом. В специальном обращении к войскам по случаю своего награждения он благодарил «горячо любимые войска» за «заработанный мне их геройством и высокой доблестью Белый Крест». В своём дневнике всегда сдержанный Царь не скрывал своих чувств: «Незабвенный для меня день получения Георгиевского креста 4-й степ. […] Целый день после этого ходил как в чаду».

В тот же день Государь отправил генералу Н. И. Иванову благодарственную телеграмму, в которой были следующие строки: «Несказанно тронутый и обрадованный незаслуженным Мною отличием, соглашаюсь носить наш высший боевой орден и от всего сердца благодарю всех Георгиевских кавалеров и горячо любимые Мною войска за заработанный Мне их геройством и высокой доблестью крест». Таким образом, Император, соглашаясь принять орден, присуждаемый за военные подвиги, давал понять, что свою поездку на фронт он подвигом не считает и воспринимает ее исключительно как награду, заработанную Русской армией для своего Царя и Верховного главнокомандующего. 

Автор: Admin

 Мультатули П. В.
 

Возглавив 23 августа 1915 года отступающую русскую армию, Император Николай II стал совершать частые поездки в войска, в том числе и на передовую. О личном мужестве Государя свидетельствовал генерал Д. Н. Дубенский, присутствовавший при объезде Царём войск на передовой. Дубенский говорил, что Государь – «человек в высшей степени мужественный, и никакой физической опасности он, безусловно, не боится».

Идея награждения Императора Николая II высшей воинской наградой возникла в сентябре 1915 года. Чёткое руководство войсками со стороны Николая II и его Ставки сыграло важную роль в успешном окончании Вильно-Молодечненской операции. Как писал генерал А. И. Спиридович: «Новое командование (Государь и Алексеев) с честью вышло из этого критического положения». А. И. Спиридович отмечал, что необходимо указать на ту большую роль, которую сыграл в успехе операции «лично Государь Император, помогая генералу Алексееву своим спокойствием, а когда нужно было – твёрдым и властным словом. Ещё недавно столь растерянный (в роли главкома С.-Западным фронтом), генерал Алексеев как бы переродился, нашёл себя, овладел умом и талантом. Таково было влияние на него спокойного и вдумчивого Государя».

С 10 по 18 сентября атаки немцев были отражены по всему фронту, и они начали быстрый, местами беспорядочный отход. Отмечая выдающуюся роль Государя Императора Николая II в успешном завершении Вильно-Молодечненской операции, начальник штаба Царской Ставки генерал от инфантерии М. В. Алексеев полагал, что признанием заслуг Государя было бы награждение его орденом Святого Георгия. В своей телеграмме начальник штаба Ставки писал, что Георгиевская дума Юго-Западного фронта «выразила общее пожелание всей армии видеть своего августейшего вождя украшенным орденом храбрых, ибо уничтожение немецкого прорыва в Молодечно-Полоцке составило славную страницу предводительствования Вашего Величества войсками».

Но поводом для вручения высокой награды стала очередная инспекционная поездка Императора и Цесаревича на Юго-Западный фронт, в ходе которой они посетили Печерский полк, располагавшийся в зоне возможного артиллерийского обстрела ‒ в 6‒7 верстах от австрийских позиций. Граф Д. С. Шереметев вспоминал: «Государь настойчиво требовал, чтобы Его допустили до передовых окопов наших пехотных подразделений. Генерал-адъютант Иванов боялся взять на себя такую ответственность, но Господь Бог, видимо, благословил желание Государя: с утра пал сильный туман, дорога, ведущая к окопам и обстреливаемая неприятельской артиллерией, сравнительно была более безопасна. Генерал-адъютант Иванов настоял, чтобы было не более трех автомобилей. В первом Государь с Наследником Цесаревичем, во втором Воейков со мной и в третьем Иванов с министром двора графом Фредериксом. Окопы были заняты одним из наших пехотных полков. Государь приказал Цесаревичу хранить полное молчание. Рота солдат, вынырнувшая из окопа и возвращавшаяся на отдых, с удивлением узнала Цесаревича Алексея Николаевича. Надо было видеть радость и изумление солдат, когда они поняли, что перед ними Государь Император с Наследником Цесаревичем. Возвращение Государя из сферы огня окончилось, слава Богу, благополучно». За это посещение передовых позиций Георгиевская дума Юго-Западного фронта 21 октября 1915 года постановила просить Государя возложить на себя орден Св. Георгия 4-й степени. В постановлении Думы отмечалось, что «присутствие Государя Императора на передовых позициях вдохновило войска на новые геройские подвиги; изъявив желание посетить воинскую часть, находившуюся на боевой линии, и приведя таковое в исполнение, Его Императорское Величество явил пример истинной доблести и самоотвержения; пребывая в местах, неоднократно обстреливаемых неприятельской артиллерией, Государь Император явно подвергал опасности свою драгоценную жизнь».

Император Николай II был глубоко тронут преподнесенным орденом. В специальном обращении к войскам по случаю своего награждения он благодарил «горячо любимые войска» за «заработанный мне их геройством и высокой доблестью Белый Крест». В своём дневнике всегда сдержанный Царь не скрывал своих чувств: «Незабвенный для меня день получения Георгиевского креста 4-й степ. […] Целый день после этого ходил как в чаду».

В тот же день Государь отправил генералу Н. И. Иванову благодарственную телеграмму, в которой были следующие строки: «Несказанно тронутый и обрадованный незаслуженным Мною отличием, соглашаюсь носить наш высший боевой орден и от всего сердца благодарю всех Георгиевских кавалеров и горячо любимые Мною войска за заработанный Мне их геройством и высокой доблестью крест». Таким образом, Император, соглашаясь принять орден, присуждаемый за военные подвиги, давал понять, что свою поездку на фронт он подвигом не считает и воспринимает ее исключительно как награду, заработанную Русской армией для своего Царя и Верховного главнокомандующего. 

Автор: Admin

 Мультатули П. В.
 

Возглавив 23 августа 1915 года отступающую русскую армию, Император Николай II стал совершать частые поездки в войска, в том числе и на передовую. О личном мужестве Государя свидетельствовал генерал Д. Н. Дубенский, присутствовавший при объезде Царём войск на передовой. Дубенский говорил, что Государь – «человек в высшей степени мужественный, и никакой физической опасности он, безусловно, не боится».

Идея награждения Императора Николая II высшей воинской наградой возникла в сентябре 1915 года. Чёткое руководство войсками со стороны Николая II и его Ставки сыграло важную роль в успешном окончании Вильно-Молодечненской операции. Как писал генерал А. И. Спиридович: «Новое командование (Государь и Алексеев) с честью вышло из этого критического положения». А. И. Спиридович отмечал, что необходимо указать на ту большую роль, которую сыграл в успехе операции «лично Государь Император, помогая генералу Алексееву своим спокойствием, а когда нужно было – твёрдым и властным словом. Ещё недавно столь растерянный (в роли главкома С.-Западным фронтом), генерал Алексеев как бы переродился, нашёл себя, овладел умом и талантом. Таково было влияние на него спокойного и вдумчивого Государя».

С 10 по 18 сентября атаки немцев были отражены по всему фронту, и они начали быстрый, местами беспорядочный отход. Отмечая выдающуюся роль Государя Императора Николая II в успешном завершении Вильно-Молодечненской операции, начальник штаба Царской Ставки генерал от инфантерии М. В. Алексеев полагал, что признанием заслуг Государя было бы награждение его орденом Святого Георгия. В своей телеграмме начальник штаба Ставки писал, что Георгиевская дума Юго-Западного фронта «выразила общее пожелание всей армии видеть своего августейшего вождя украшенным орденом храбрых, ибо уничтожение немецкого прорыва в Молодечно-Полоцке составило славную страницу предводительствования Вашего Величества войсками».

Но поводом для вручения высокой награды стала очередная инспекционная поездка Императора и Цесаревича на Юго-Западный фронт, в ходе которой они посетили Печерский полк, располагавшийся в зоне возможного артиллерийского обстрела ‒ в 6‒7 верстах от австрийских позиций. Граф Д. С. Шереметев вспоминал: «Государь настойчиво требовал, чтобы Его допустили до передовых окопов наших пехотных подразделений. Генерал-адъютант Иванов боялся взять на себя такую ответственность, но Господь Бог, видимо, благословил желание Государя: с утра пал сильный туман, дорога, ведущая к окопам и обстреливаемая неприятельской артиллерией, сравнительно была более безопасна. Генерал-адъютант Иванов настоял, чтобы было не более трех автомобилей. В первом Государь с Наследником Цесаревичем, во втором Воейков со мной и в третьем Иванов с министром двора графом Фредериксом. Окопы были заняты одним из наших пехотных полков. Государь приказал Цесаревичу хранить полное молчание. Рота солдат, вынырнувшая из окопа и возвращавшаяся на отдых, с удивлением узнала Цесаревича Алексея Николаевича. Надо было видеть радость и изумление солдат, когда они поняли, что перед ними Государь Император с Наследником Цесаревичем. Возвращение Государя из сферы огня окончилось, слава Богу, благополучно». За это посещение передовых позиций Георгиевская дума Юго-Западного фронта 21 октября 1915 года постановила просить Государя возложить на себя орден Св. Георгия 4-й степени. В постановлении Думы отмечалось, что «присутствие Государя Императора на передовых позициях вдохновило войска на новые геройские подвиги; изъявив желание посетить воинскую часть, находившуюся на боевой линии, и приведя таковое в исполнение, Его Императорское Величество явил пример истинной доблести и самоотвержения; пребывая в местах, неоднократно обстреливаемых неприятельской артиллерией, Государь Император явно подвергал опасности свою драгоценную жизнь».

Император Николай II был глубоко тронут преподнесенным орденом. В специальном обращении к войскам по случаю своего награждения он благодарил «горячо любимые войска» за «заработанный мне их геройством и высокой доблестью Белый Крест». В своём дневнике всегда сдержанный Царь не скрывал своих чувств: «Незабвенный для меня день получения Георгиевского креста 4-й степ. […] Целый день после этого ходил как в чаду».

В тот же день Государь отправил генералу Н. И. Иванову благодарственную телеграмму, в которой были следующие строки: «Несказанно тронутый и обрадованный незаслуженным Мною отличием, соглашаюсь носить наш высший боевой орден и от всего сердца благодарю всех Георгиевских кавалеров и горячо любимые Мною войска за заработанный Мне их геройством и высокой доблестью крест». Таким образом, Император, соглашаясь принять орден, присуждаемый за военные подвиги, давал понять, что свою поездку на фронт он подвигом не считает и воспринимает ее исключительно как награду, заработанную Русской армией для своего Царя и Верховного главнокомандующего.