ОСТАВЬТЕ СВОЙ ОТЗЫВ

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ




В этот день

Меню

emblem
logo
emblem

Письма

Письмо графа В.Н. Коковцова генералу А.П. Кутепову о капиталах Царской семьи

1 фото

Владимир Николаевич Коковцов. 

В иностранной печати в двадцатые годы неоднократно появлялись статьи, в которых содержались утверждения о якобы значительных капиталовложениях, помещенных Императором Николаем II в заграничных банках. Предсе­датель РОВСа генерал А.П. Кутепов, в связи с публикацией такой статьи в одной американской газете, обратился к бывшему Председателю Совета мини­стров и министру финансов Российской Империи графу В.Н. Коковцову с просьбой дать пояснения по этому вопросу. На обращение ген. Кутепова последовал приводимый ниже ответ графа Коковцова. – Ред. «Вече».

Париж, 9-го ноября 1929 г.

Многоуважаемый Александр Павлович.

Я невольно промедлил ответом на переданную Вами газетную статью, сообщенную Вам из Америки Генера­лом Будбергом и просьбу последнего снабдить его сведе­ниями, которые могли бы опровергнуть распростра­няемые за границей, не без участия наших соотечествен­ников, прискорбные и обидные сведения о громадных капиталах, сосредоточенных будто бы покойным Госуда­рем в заграничных банках.

Продолжительное отсутствие из Парижа Генерального Секретаря Союза ревнителей памяти Императора Николая II лишило меня возможности собрать заседание Совета Союза, а придавать моему ответу характер моего единоличного освещения этого печального вопроса мне просто не хотелось, для устранения сомнения в точности того освещения, которое мне хотелось ему придать.

Только на последних днях я мог внести этот вопрос на рассмотрение Совета и могу теперь передать Вам заключение последнего, которое есть, вместе с тем, и мое личное заключение, тем более потому, что Совет Союза ревнителей сам не располагает достаточными сведениями по этому печальному слуху и должен основывать свое мнение главным образом на сообщенных ему моих сведениях, находившихся в моем распоряжении, по моей должности Министра Финансов в течение 10-ти лет, предшествовавших войне, и 3-х лет моего совмещения в должности Председателя Совета Министров.

Я должен впрочем сказать при этом, что сообщаемое мною освещение вопроса находится в полном соответствии с теми данными которыми располагает и Председатель Совещания Русских Послов М.Н. Гирс, который также интересовался в начале текущего года тем же вопросом и подверг его обсуждению в особом Совещании, между прочим, также при моем участии.

Сообщенная Генералом Будбергом вырезка из одной американской газеты соединяет в одном коротком изложении небольшую правду с целым морем лжи и кле­веты, в котором легко разобраться сколько-нибудь знако­мому с русской жизнью и русским прошлым человеку, но совершенно не в состоянии разобраться легковерные и легковесные иностранные читатели газетных заметок сен­сационного характера, когда они касаются такой страны, как Россия, которой они до сих пор не знают, да и не желают знать.

Правда в этой статье та, что Русский Императорский Дом и его глава Государь Император обладал весьма зна­чительными имуществами, доставшимися ему в историческом процессе образования России и ее распространения на прсстранстве веков. Но какие это имущества, в чем они заключались и что стало с ними после революционного переворота 1917 года, об этом статья американской газеты упоминает только вскользь и не дает им той характеристики, которая должна была бы в корне устранить возможность говорить о несметных богатствах Императорского Дома и даже об огромных доходах, принесенных ему этими богатствами.

Действительно, Российский Императорский Дом, Императорская Семья и сам Государь, в лице Удельного Ведомства, Кабинета Его Величества и Министерства Двора, распоряжавшегося некоторыми из этих имуществ, – располагал весьма обширными имуществами, заключавшимися в земельных угодиях, лесах, целых обширных районах, главным образом на Востоке и Юго-Востоке Империи. Достаточно упомянуть на выдержку, Алтайский горный округ в Западной Сибири, Нерчинский горный округ в Восточной Сибири, известное обширное земельное, так называемое, „Государево имение на Мургабе» в Закаспийской области, – разбросанные во многих местностях Европейской России обширные земли Удельного Ведомства, – чтобы иметь право сказать, что земельный фонд, принадлежавший Российскому Императорскому Дому, был на самом деле огромный. Но отсюда до заключения автора упомянутой выше статьи американской прессы о том, что эти богатства определяли собою также и несметные богатства, фактически находившиеся в распоряжении Императора и служили ему для его личного обогащения, а тем более могли быть использованы им для перемещения их заграницу – целая огромная пропасть, которую не могут заполнить никакие соображения и никакие ошибочные и даже умышленно ложные выводы.

Прежде всего, нельзя забывать простую истину, что все эти земли остались в России и поступили в распоряжение той власти, которая сменила царскую. Никакая пядь земли не ушла из России и Императорский Дом никогда не продавал ни одного гектара доставшейся ему, в порядке исторического процесса, земли и следовательно не получил в свое распоряжение никаких сумм, которыми бы он мог располагать для своих потребностей. Напротив того, он обращал часть своих свободных средств из дру­гих источников на улучшение своего земельного фонда и на подготовление его в будущем, для увеличения госу­дарственной культуры. Достаточно указать хотя бы на поступившее в распоряжение Кабинета Его Величества обширное Мургабское имение в Закаспийской области, которое представляло собою огромную безводную степь, ненаселенную и никогда не обрабатывавшуюся, но при­годную по её географическому, климатическому и почвен­ному положению для высокой хлопковой культуры, но только при условии целой сети орошения. Для последнего, задолго до войны, Кабинет Его Величества присту­пил к затрате весьма значительных сумм для совершения ирригационных работ, но они остались незаконченными и пригодятся в будущем для России, так как этих работ не может расхитить власть, сменившая царскую, если только они не будут уничтожены временем, невежеством и непреодолимыми силами природы. Из всего большого земельного фонда, принадлежавшего Императорскому Русскому Дому, проданы были только в известной их части, удобные для земледелия удельные земли в неко­торых внутренних губерниях России и – притом – про­даны государственному Крестьянскому Банку, для пере­дачи их крестьянам, по крайне низкой оценке, по которой сдавались эти земли тем же крестьянам по срочным договорам на периодическое землепользование. Вырученная за продажу этих земель сумма в пять миллионов рублей была уплачена Крестьянским Земельным Банком Удельному Ведомству не наличными деньгами, а свидетельствами Крестьянского Банка, которые, в свою очередь, не были проданы Удельным Ведомством на бирже, а сохранены в виде неприкосно­венного капитала этого Ведомства в его кассе и посту­пили, после отречения Императора, в распоряжение Временного Правительства, а затем, после Октябрьского переворота 1917 года, захвачены большевиками и в январе 1918 года подверглись аннулированию, одновременно с уничтожением всякого вида государственных фондов.

Этим и ограничивается та относительная правда, которую можно найти и то с величайшими оговорками, в статье американской газеты, на которую обратил свое внимание Генерал Будберг. Все прочее, содержащееся в этой статье, есть сплошной вымысел, либо основанный на заведомо злостной клевете совершенно недопустимой по отношению к тем, чья страшная и незаслуженная судьба должна была бы вызывать особо бережное отношение к их поруганной памяти, либо результат того поразительного невежества, которое вообще характеризует собою все, чем оценивает иностранная печать наиболее очевидные стороны русской былой жизни.

Вымысел прежде всего всё то, что говорится в статье о несметных богатствах Русского Императора и его семьи в виде исторических бриллиантов и всякого рода драгоценностей этого рода.

Не касаясь совершенно ни на чем не основанной оценки этих предметов, которые никогда не подвергались так называемой рыночной оценке, нужно прежде всего иметь в виду, что все упоминаемые драгоценности отнюдь не составляли личной собственности Императора или членов его Семьи и не находились в непосредственном его распоряжении, а составляли собственность Государства. Это были так называемые коронные бриллианты. Они никогда не находились в руках Императора или членов его Семьи, а хранились в совершенно особом порядке, исключавшем всякую возможность непосредственного распоряжения ими, – в Москве, – и поступали в распоряжение Императора и Империатрицы только в особо торжественных случаях строго определенных государственных церемоний, после которых они снова водворялись на место их постоянного хранения. Ни одна из этих драгоценностей не поступила в обладание Императора и не могла быть им не только присвоена, но и тем более отправлена куда-либо вне России. Все русские, действительно величайшие исторические и материальные ценности, – коронные бриллианты, – поступили в руки большевиков, когда они захватили власть и одним из первых их действий было именно завладеть сокровищами, хранившимися в Москве, которые и поступили в их обладание. Что сделали они с ними – пусть обратятся интересующиеся этим вопросом к советской власти, но большим актом несправедливости является предположение о том, что не только такие исторические ценности, о которых упоминается в американской газете, но даже что бы то ни было из государственных, так называемых, коронных брилиантов, поступило в руки Императора, или кого-либо из членов Его Семьи, когда даже ничтожные драгоценности, составлявшие личную собственность Империатрицы и её дочерей, вывезенные ими как воспо­минания их жизни из Царского Села в изгнание в Тобольске, отобраны от них в Екатеринбурге, а то, еще меньшее, что они успели скрыть от взора их палачей, отнято от них, уже после их мученической кончины, когда совершилась над ними гнусная расправа в подвале дома Ипатьева.

Такой же вымысел и уже, прямо можно сказать, злостный – представляет собой сообщение газеты о том, что во время мiровой войны в 1915 и 1916 годах Русский Император отправил за границу, через Мурманский порт в Англию, принадлежавшие Ему сотни миллионов рублей золота в слитках и монете.

Никакого золота в слитках и монете у Русского Императора и Его Семьи не было, ничего Он и никуда отправлять не мог, и вся эта часть газетной статьи основана на смешении и неправильном освещении действительно существовавшего факта, не имевшего, однако, никакого отношения к Императору и Его несуществующему богатству.

Во время войны были совершены на самом деле отправки золота и, в частности, через Мурманск, – ибо другого сообщения не существовало, – и при том, именно в Англию, но только не золота, принадлежащего Царю и будто бы направленному Им скрытно за границу для собственного Своего и семьи Своей благополучия, а золота, принадлежавшего Русскому Государству, в лице Государственного Банка, и хранившегося в особом хранилище, в Петрограде и Москве и притом в сумме 600 миллионов рублей, для выполнения соглашения, заключенного с Англией относительно оплаты русских военных расходов, производимых во время войны за границею. Этот факт не составляет теперь никакого секрета и он давно известен мировому общественному мнению, но остался только, к сожалению, до сих пор неизвестен автору газетной статьи, который дает ему простое объяснение, относя эту, весьма известную операцию, к не существовавшему никогда стремлению Императора прятать Его богатства за границей.

Наконец, такой же вымысел и весь рассказ о том, что Русскому Императору принадлежали за границей также чуть ли не несметные богатства в форме капиталов, вложенных в иностранные банки, очевидно на случай обезпечения Своей, или Семьи Его, судьбы после государственного переворота.

Никаких капиталов Русский Император ни в какие банки ни до войны, ни во время её не помещал и все, что принадлежало Ему или Его Дому, находилось в России и погибло там, как погибли и капиталы, принадлежавшие частным лицам, вложенные ими в Государственный Банк, в частные банки, или хранившиеся ими на дому.

Подписывая это письмо моим именем и принимая за его содержание полную мою моральную ответственность, я заявляю категорически, что мне, как бывшему в течение десяти лет, с 1904 до 1914 года, Министром Финансов, в точности известно, что в 1905 году, во время первой революции, Министерством Двора, не только без разрешения Государя, но и без Его ведома, был переведен за границу небольшой по своей сумме капитал, принадлежавший Великим Княжнам, дочерям Государя, сложившийся по закону из скромных отчислений в пользу каждой из них, из средств Казны и Удельного Ведомства. Еще в бытность мою Министром Финансов, следовательно до Великой войны, Государь приказал перевести весь этот капитал, состоявший к тому же из русских государственных фондов, обратно в Россию, и мне пришлось принять личное участие в разрешении некоторых формальных вопросов, связанных с возвращением этих фондов в Россию, причем я имел случай лично слышать совершенно определенные суждения Государя, отнесшегося совершенно отрицательно к самой мысли о пересылке даже этого небольшого капитала за границу.

Я могу еще присоединить к изложенному, вполне точно известный мне факт, что Временное Правительство, в короткий период его существования, под влиянием таких же слухов о существовании за границей крупных сумм, внесенных будто бы Императором на Его и Семьи Его имя, производило официальные розыскания справками в английских и других банках, о размере внесенных капиталов, о природе их и об условиях взноса и хранения и получило отовсюду совершенно определенные заявления о том, что никаких капиталов не имеется и самое существование их совершенно неизвестно банкам.

Мне хочется думать, что приводимые мною сведения окажутся достаточными для генерала Будберга, чтобы исполнить его намерение и опровергнуть прискорбные легенды, слишком давно циркулирующие, не в одних малоосведомленных заграничных кругах. Полагаю я также, что и среди нашей эмиграции было бы небезполезно распространить эти сведения, в особенности среди наших военных кругов, мало осведомленных в их молодом поколении, о том, что было в прошлом России. Мне приходилось слышать, что и здесь время от времени обращаются те же легенды о несметных богатствах Русского Императорского Дома и о спасенных им средствах заграницею и на этих неверных слухах строятся всевозможные комбинации, одинаково нежелательные, как по их несправедливости, так и по тем целям, во имя которых такие комбинации могут возникнуть.

Я направляю мою заметку непосредственно к Вам, вместо того, чтобы передать её прямо генералу Будбергу, так как с ним я совершенно незнаком, и Вы лучше решите, что именно из сообщаемого мною следует передать ему.

Прошу Вас верить моему искреннему уважению и сердечной преданности.

Граф В. Коковцов

Источник: Альманах «ВЕЧЕ». Мюнхен. 1984. С. 159 – 167.
(Судя по всему, это публикация Е.А. Вагина, который был тогда в редколлегии «Вече», и взят им этот документ 1929 года из Римского архива в Италии.)

Владимир Николаевич Коковцов Владимiр Николаевич Коковцов (1853-1943) – министр финансов в 1904—1905 и 1906—1914 гг., председатель Совета министров Российской империи в 1911—1914 гг. Графский титул ему был пожалован в 1914 г. В 1918 г. бежал из Советской России — перешел границу в районе Сестрорецка, с ноября 1918 г. в эмиграции во Франции, где был одним из возглавителей Союза верных памяти Императора Николая II.

Источник: https://rusidea.org/