ОСТАВЬТЕ СВОЙ ОТЗЫВ

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ




В этот день

Меню

emblem
logo
emblem

События и мифы

16 июня | 2019 Автор: Admin

Николай II и англо-бурская война

В 1899 г. два южно-африканских государства, Трансвааль (Южно-Африканская Республика) и Оранжевая Республика, заселённые в основном белым населением (т. н. бурами), начали войну против Англии, которая стремилась превратить их в свои колонии. Симпатии русской общественности были целиком на стороне буров, восставших против английских колонизаторов. Кстати, каждый десятый житель Йоханнесбурга был российского происхождения.

В апреле 1897 г. Трансвааль попросил у Франции содействия в установлении официальных отношений с Россией, переговоры с которой начались в августе 1898 г. 4 (16) сентября 1898 г. государственный секретарь Трансвааля Ф.В. Рейтц запросил Императорское правительство согласия о назначении доктора В. Лейдса послом в Петербурге. 28 сентября (10 октября) 1898 г. Николай II дал своё согласие на это назначение, о чем В.Н. Ламздорф известил Южно-Африканское правительство, но его посланник так и не доехал до России: началась англо-бурская война.

         В январе 1900 г. французский посол Монтебелло писал Делькассе: «в России газеты не скрывают своих чувств против Англии. Даже в окружении Императора открыто демонстрируется самое враждебное к ней отношение»[1]. Николай II самым внимательным образом следил за ходом войны и радовался успехам южно-африканских войск. В его дневнике от 14 (26) октября 1899 г. записано: «Читал с интересом английские газеты о войне в Южной Африке». В письме к великому князю Сергею Александровичу Николай II признавался, что «от души желает бурам ещё больших успехов, чем они до сих пор имели». Обращаясь к своей сестре великой княгине Ксении Александровне, государь дал волю своим чувствам, отметив, что он не может не выразить своей «радости по поводу только что подтвердившегося известия», о том, что «во время вылазки генерала Уайта целых два английских батальона и горная батарея взяты бурами в плен!».

Император Николай II выразил уверенность, что «мы ещё не то увидим, даже после высадки всех английских войск. А если поднимется восстание остальных буров, живущих в английских южно-африканских колониях? Что тогда будут делать англичане со своими 50 тысячами? Этого количества будет далеко недостаточно, война может затянуться, а откуда Англия возьмёт свои подкрепления — не из Индии же?».

В заключении Государь писал, что, хотя он и не горд, но ему «приятно сознание, что только» в его руках «находится средство вконец изменить ход войны в Африке. Средство — это очень простое — отдать приказ по телеграфу всем туркестанским войскам мобилизоваться и подойти к границе. Вот и всё! Никакие самые сильные флоты в мире не могут помешать нам расправиться с Англией именно там, в наиболее уязвимом для неё месте. Но время для этого еще не приспело: мы недостаточно готовы к серьёзным действиям, главным образом потому, что Туркестан не соединён пока сплошной железной дорогой с внутренней Россией».

         Николай II полагал, что Россия сможет оказать эффективную помощь бурам совместно с Германией. Ведь, Вильгельм II не раз высказывался в этом духе, подчёркивая, что он «никогда не позволит англичанам раздавить Трансвааль». Поэтому Николай II рассчитывал в Потсдаме «всячески натравливать императора на англичан, напоминая ему о его известной телеграмме Крюгеру!».

Однако в Потсдаме Николая II ждало разочарование: Вильгельм разменял помощь бурам на два острова в Самоа и согласие британцев на строительство немцами Берлинско-Багдадской железной дороги.

         Между тем, в марте-июне 1900 г. в англо-бурской войне произошёл перелом в пользу Великобритании. Добившись большого численного и технического перевеса, английские войска захватили столицы двух бурских государств, Блумфонтейн и Преторию, развязав кровавый террор против мирного населения, проводя в Южной Африке тактику «выжженной земли». Впервые в истории ими были созданы концлагеря, в которых заключались мирные жители, заложники, в том числе женщины и дети, заподозренные в оказании помощи партизанам. По приблизительным подсчётам в концлагерях погибло 25 тыс. буров и 14 тыс. аборигенов (в основном женщин и детей).

Варварское ведение войны англичанами не могло оставить равнодушным Николая II. Царь поручил Ламздорфу подготовить свои соображения по поводу возможного дипломатического противодействия английской агрессии. Летом 1901 г. Ламздорф подал записку на Высочайшее имя, в которой утверждал, что «лишь совместное с Россией предстательство континентальных держав в пользу буров могло бы склонить Англию к прекращению беспощадной расправы с совершенно разорённым противником»[2]. Но, по мнению Ламздорфа, успех такой демонстрации невозможен без Германии, а ее может подвигнуть к такому шагу «только непосредственное обращение Вашего Императорского Величества к императору Вильгельму». Ламздорф был убеждён, что в случае выступления Берлина «в защиту несчастных буров», его поддержат «Италия и Австрия», а «человеколюбивый почин России» — Франция, «а может даже и Америка»[3]. На этой записке Николай II написал резолюцию: «Вполне одобряю высказанные Вами соображения. Петергоф, 3 июля 1901 г.».

4 (17) июля 1901 г. русскому послу в Берлине Н.Д. Остен-Сакену была послана секретная телеграмма от В.Н. Ламздорфа, в которой сообщалось: «Государю Императору благоугодно было Высочайше повелеть, чтобы Вы самым осторожным образом постарались выяснить, как была бы принята императором Вильгельмом мысль об указанном обращении к Англии».

Однако на взаимопонимание с германским императором больших надежд царь не возлагал. Ещё за год до инициативы Ламздорфа, его предшественник М.Н. Муравьёв в своём Всеподданнейшем докладе писал, что император Вильгельм «признал более выгодным для Германии, сохраняя наружный нейтралитет, войти в непосредственные, вполне самостоятельные соглашения с Англией. В расчётах своих император Вильгельм, по-видимому, не ошибся. Англия, имевшая более всего оснований опасаться неприязненных действий со стороны своей главной соперницы в области колониальной торговли, не замедлила вступить в полюбовные сделки с Германией».

Тем не менее, 28 июня (11 июля) 1901 г. В.Н. Ламздорф сообщал послу в Париже князю Урусову, что государь пришёл к убеждению о необходимости воззвания держав к Великобритании с целью оказать «возможное содействие к облегчению тяжелой участи Южно-Африканских Республик». Николай II поручил Ламздорфу направить телеграмму к Вильгельму II и осведомиться в какой степенион «расположен последовать Всемилостивейшему почину в благом деле заступничества за буров». Кайзер, сообщал далее Ламздорф, «отнесясь сочувственно к великодушному намерению Государя Императора, находит, однако, что успех в этом деле возможен лишь в том случае», если бы державы открыто пригрозили Англии войной. Иначе, «по мнению германского императора, Англия отнесётся равнодушно к заступничеству Держав за буров».

Таким образом, Россию не поддержало ни одно европейское государство. Война с бурами подходила к концу, победитель был очевиден.

[1]DDF. 1еsérie. T. XVI. - № 54. P. 78-79.

[2] Всеподданнейшая записка министра иностранных дел графа В.Н. Ламздорфа. Июль 1901 г. // ГА РФ. Ф. 568. Оп. 1. Д. 83. Л. 7 [копия].

[3] Всеподданнейшая записка министра иностранных дел графа В. Н. Ламздорфа. Июль 1901 г. // ГА РФ. Ф. 568. Оп. 1. Д. 83. Л. 7 [копия].