ОСТАВЬТЕ СВОЙ ОТЗЫВ

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ




В этот день

Меню

emblem
logo
emblem
23 ноября | 2018 Автор: Admin

Миф о «вине» Императора Николая II в событиях на Ходынском поле

Давка на Ходынском поле, приведшая к многочисленным жертвам, стала первым обвинением Императору Николаю II со стороны «передового» общества. Подхваченное революционерами, закрепленное советской пропагандой, оно до сих является тем клише, которое применяют в характеристиках царствования последнего Государя. На самом деле обвинение Николая II в «Ходынке» является невежественным и нелепым. Подобные несчастные случаи происходили и происходят повсеместно: в 1887 г. на торжествах в честь 50-летия правления королевы Виктории в Лондоне в массовой давке погибло 2500 человек; по крайней мере, несколько сотен людей погибло в Москве при похоронах Сталина; в 1982 г. 66 человек, в основном подростков, погибло в давке на стадионе «Лужники»; 22 ноября 2010 г. на «празднике воды» в Пномпене погибло в давке 456 человек, пожар 25-26 марта 2018 г. в Кемерово в торговом центре «Зимняя вишня» и т.д. Однако ни в одном из этих несчастных случаев никому не приходило в голову обвинять в них главу государства.

Ходынское поле. 1896 год.

В случае с «Ходынкой» ей изначально был придан характер «зловещего предзнаменования» «несчастливого» царствования Николая II. Камердинер Императрицы Александры Феодоровны А.А. Волков вспоминал: «Много раз мне приходилось и читать, и слышать, что народ будто бы усматривал в Ходынской катастрофе предзнаменование несчастных дней будущего царствования Императора Николая II. По совести, могу сказать, что тогда я этих толков не слышал. По-видимому, как это часто бывает, особенно в подобных случаях, такое толкование Ходынскому происшествию дано было значительно позже, так сказать, задним числом».

Сразу после коронации стали распространяться слухи, что с груди Государя упал орден Андрея Первозванного, что Государю стало плохо «под тяжестью короны» и о других «недобрых знаках». Несмотря на то, что они не имели под собою никакого фактического подтверждения, их упорно навязывали народному сознанию. Не вызывает сомнения, что они были звеньями единой цепи, основным из которых стала давка на Ходынском поле, вину за которую сразу же возложили на московского генерал-губернатора Великого Князя Сергея Александровича. Между тем, ответственным за устройство «коронационных народных зрелищи увеселений» был не Великий Князь Сергей Александрович, а министр Императорского Двора граф И.И. Воронцов-Дашков, ведомство которого находилось в Петербурге. Охрану непосредственно на Ходынском поле также взяло на себя Министерство Двора. Великий Князь Сергей Александрович, уязвленный тем, что «устройство народного гулянья было изъято из его ведения», «совершенно устранился от всякого вмешательства не только по отношению устройства самого гулянья, но даже и по отношению сохранения порядка». В проведении торжеств был нарушен принцип единоначалия: именно в этом была основная причина несчастья. Дворцовое ведомство, по верному замечанию генерала В.Ф. Джунковского, не имело «никакого понятия о толпе» и не приняло при устройстве гулянья никаких мер предосторожности.

В 1882 г. Ходынское поле использовалось для XV Всероссийской промышленно-художественной выставки, под которую была отведена площадь в 30 га. В центре нее находился Петровский дворец. Перед выставкой на поле были построены павильоны, которые снесли незадолго до коронации Императора Николая II. От фундаментов остались ямы и рвы, засыпанные песком с глиной и образовывашие длинный ров длинной 5-6 м. На дне рва был колодец глубиной до 20 м лишь прикрытый досками.

Царские подарки предполагалось раздавать в специальных буфетах, которые по непонятной причине были построены в непосредственной близости от пролегающего рва. Подарок представлял собой цветной платок Прохоровской мануфактуры с изображением Кремля и государственного герба, в который были увязаны полфунта полукопченой колбасы, кулек с вяземским пряником, конфетками и орехами и фунтовая сайка. К подарку прилагалась и памятная «коронационная кружка» с гербом и инициалами Николая II. По воспоминаниям В.А. Гиляровского: «Каждый шел на Ходынку не столько на праздник, сколько за тем, чтобы добыть такую кружку».

Коронационная кружка

О кружках в народе ходили слухи, что они будут наполнены серебром и золотом. Один крестьянин, уже после давки, свидетельствовал: «Нам рассказали, что на платках будут нарисованы — на одних корова, на других лошадь, на третьих изба. Какой кому достанется, тот и получит от Царя либо лошадь, либо корову, либо избу”».

Раздавать подарки было решено в 10 часов утра. Никакого освещения вокруг поля не было. В Постановлении по делу Ходынской катастрофы говорилось: «Нельзя не остановиться также на факте недостаточного количества на месте гулянья воды и полного отсутствия санитарных и медицинских средств и врачебной помощи».

Главным смыслом присутствия народа на коронации Царя была совместная с ним молитва, а не получение подарков. В.И. Мельник точно определил духовное значение происшедшего на Ходынском поле: «В Москву (“на народные гулянья”) пришло людей в несколько раз более того, чем ожидалось. Многие из них пришли совсем не для того, чтобы помолиться вместе с Церковью за нового Царя (а молитва за Царя — главный смысл собрания русской земли на коронации) или просто хотя бы “посмотреть на Царя”. Пришли за бесплатными подарками, за бесплатным медом и пивом, бочки которого были выставлены на Ходынке».

К полуночи 18 мая громадная площадь была заполнена народом: скопилось не менее 500 тыс. человек. Первые погибшие в толпе появились около 2 часов ночи: люди задыхались, не имея возможности уйти с поля. Когда в 6 час. утра представители Министерства Двора разрешили начать раздачу подарков, то толпа с разных сторон рванулась к буфетам, что привело к новым жертвам. Всего, по официальным сведениям, на Ходынском поле погибло 1 300 человек и около 500 получило ранения.

18 мая Царь занес в свой дневник: «До сих пор все шло, слава Богу, как по маслу, а сегодня случился тяжкий грех. Толпа, ночевавшая на Ходынском поле, в ожидании начала раздачи обеда и кружки, наперла на постройки, и тут произошла страшная давка, причем ужасно прибавить, потоптано около 1300 человек!!». Когда на следующий день Царь и Царица «посетили Старо-Екатерининскую больницу, обошли палаты, поговорили с пострадавшими, то многие из них переживали, со слезами на глазах просили Царя простить их, “неразумных”, испортивших “такой праздник”».

19 мая было официально объявлено, что «Его Императорское Величество, глубоко опечаленный событием, повелел оказать пособие пострадавшим — выдать по тысяче рублей на каждую осиротевшую семью и расходы на похороны погибших принять на Его счет» (*1000 русских рублей образца 1896 г. соответствуют сейчас примерно сумме в 1 млн. российских рублей. – Примеч. авт). Это пособие семьи погибших в ходынской давке получали до февраля 1917 г.

В 12 ½ ч. Император Николай II и Императрица Александра Феодоровна поехали на Ходынское поле, где все следы несчастного случая были удалены. Многие полагали, что Государь совершил большую ошибку, что не прервал коронационных торжеств. В.Ф. Джунковский был не согласен с этим: «Катастрофа произошла только на небольшом пространстве, все остальное необъятное пространство Ходынского поля было полно народа, его было до миллиона, многие только под вечер узнали о катастрофе, народ этот пришел издалека, и лишать его праздника вряд ли было бы правильным».

Всяческое выпячивание ходынской давки нужно было политиканствующим представителям русской элиты и оппозиционно-революционным силам российского общества. Первым поводом для них стал визит 18 мая Императора Николая II и Императрицы Александры Феодоровны на праздничный вечер во французское посольство. Вечер этот готовился давно под личным контролем французского посла графа Г.Л. де Монтебелло. Правительство III-й Республики придавало вечеру важное значение: будущее франко-русской конвенции, столь необходимой для Парижа, было неопределенным. Для геополитических интересов России союз с Францией тоже был очень важен. Княгиня М.С. Барятинская вспоминала: «Царь и Царица оказались в очень неловком положении. Если они посетят бал, создастся впечатление, что они безразличны к несчастьям своего народа, а если не пойдут, это вызовет горькое разочарование у французского народа». Государь счел необходимым ненадолго посетить французское посольство. М.С. Барятинская отметила, что он «был бледен и печален, а на лице Императрицы были видны следы слез. Мне стало невероятно жаль их. Император станцевал лишь один контрданс, а потом удалился». Однако чувство княгини Барятинской совсем не разделяли некоторые представители Царствующего Дома. «Катастрофу раздувают сильно возможно и враги, и друзья, — записал в своем дневнике Великий Князь Сергей Александрович. — Ники спокоен и удивительно рассудителен».

В эти дни с особой силой проявились амбиции семейного клана «Михайловичей», главой которого был престарелый Великий Князь Михаил Николаевич, а движущей силой его сыновья: Великие Князья Александр и Николай. Последние начали активно преувеличивать масштабы несчастья с целью смещения Великого Князя Сергея Александровича. Александр Михайлович не постеснялся утверждать, что на Ходынском поле «пять тысяч человек было убито, еще больше ранено и искалечено». Он и его братья «не могли сдержать своего негодования», и «единодушно требовали немедленной отставки Великого Князя Сергея Александровича, и прекращения коронационных торжеств». Великий Князь Николай Михайлович, произнес перед Государем целый спич, в котором «вызвал образы французских королей, которые танцевали в Версальском парке, не обращая внимания на приближающуюся бурю». Великий Князь Алексей Александрович определил старания «Михайловичей» тем, что они «хотят сделать генерал-губернатором одного из своих», а самих «Михайловичей» называл «русскими последователями Робеспьера». Этот же смысл чувствуется в размышлениях Великой Княгини Ольги Александровны: «Своими попытками свалить вину на одного лишь человека, да еще своего сородича, мои кузены, по существу поставили под удар все семейство, причем именно тогда, когда необходимо было единство».

Кампанию против Сергея Александровича начал было и главный ответственный за происшедшее граф И.И. Воронцов-Дашков. Однако в 1897 г. он был освобожден Государем от должности министра Двора и направлен Наместником на Кавказ. Его преемником, как оказалось, бессменным, стал барон (с 1913 г. граф) В.Б. Фредерикс.

Так как обвинения Великого Князя Сергея Александровича не утихали, то он, будучи человеком глубоко порядочным, обратился к Государю с просьбой об отставке. Но Николай II ее не принял. В этом сказывалась одна из главных черт последнего Государя: он никогда в угоду популизму не шел на уступки, противные его совести. Четко уяснив для себя, что Великий Князь не виновен в случившейся трагедии, Государь демонстративно являл ему свое доверие и расположение. Это вызвало в буквальном смысле ярость со стороны «Михайловичей», которые «узнав, что Ники отказался отправить в отставку дядю Сергея, набросились на Государя».

Великий Князь Сергей Александрович

21 декабря 1896 г. Николай II подписал рескрипт на имя Великого Князя, в котором поручал ему организацию установки в Москве памятника Императору Александру III. Рескрипт был написан в самых милостивых выражениях. Великая Княгиня Елизавета Феодоровна благодарила Государя в личном письме от 22 декабря 1896 г.: «Благослови Тебя Господь, дражайший Ники! Не могу найти слов, чтобы выразить, как глубоко мы оба тронуты и как чудно Ты обнаружил свою привязанность к Сержу, прислав ему этот трогательный и сердечный рескрипт. Он не мог читать его без слез, каждое слово глубоко проникало в наши сердца, как и все, что Ты написал о своем дорогом Отце. Твои слова — драгоценность и утешение, которое смыло все скорби этого года».

По результатам расследования Император Николай II 15 июля 1896 г. издал указ Правительствующему Сенату, в котором причина давки объяснялась «желанием второстепенных исполнителей присвоить себе несоответствующее значение», что «вызвало между ними соперничество, последствием чего было отсутствие взаимного содействия».

Таким образом, давка на Ходынском поле стала следствием, как непрофессионализма ответственных лиц, так и злого умысла со стороны определенных сил, стремившихся скомпрометировать в глазах народа молодого Царя.

По материалам:

Мультатули П.В. Император Николай II. Трагедия непонятого Самодержца. – М.: Изд-во М.Б. Смолина, ФИВ, 2018.

Галенин Б.Г. Неизвестная Ходынка //На службе у России. Великий Князь Сергей Александрович. Материалы научн. конференций 2011-2012 гг. – М.-СПб.: Фонд памяти Великого Князя Сергея Александровича, 2013.