ОСТАВЬТЕ СВОЙ ОТЗЫВ

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ




В этот день

Меню

emblem
logo
emblem
22 ноября | 2018 Автор: Admin

Император Николай II: свойства личности. Часть 1.

Усилиями либеральной и большевистской пропаганды об Императоре Николае Александровиче сложилось мнение как о человеке слабом, недалеком, подверженном различным влияниям, коварном и злопамятном. Подобные сентенции базируются на мнении либо врагов Государя, либо людей его не знавших. 

Так, известный юрист А.Ф. Кони самоуверенно утверждал, что Николай II несерьезно относился к обязанностям отца, поручил воспитание сына «какому-то матросу» и «психопатической жены», совершенно не заботился о «воспитании дочерей». Исследователь, даже поверхностно знакомый с жизнью Императора Николая II, признает, что в этих словах нет ни слова правды. 

Примечательно, что в дневнике Николая II имя А.Ф. Кони не упоминается ни разу (В дневниках Государя часто можно встретить упоминание имени Кони, но к А.Ф. Кони оно не имеет никакого отношения. Так называли в Царской Семье принца Константина Петровича Ольденбургского. – Примеч. авт.) Сам правовед, вспоминая открытие Первой Государственной думы в 1906 г., писал, что он вблизи не видел (!) Государя с 1898 г., то есть почти десять лет. 

Несмотря на это, правовед считал Николая II «человеком, несомненно, умным» и образованным. Собственно, этот вывод и является по настоящему ценным в воспоминаниях А.Ф. Кони о Николае II. Все остальное — результат домыслов нравственно нездоровой души. 

Таковыми же домыслами являются «сведения» о Николае II генеральши А.В. Богданович («безвольный малодушный»), или председателя второй Государственной думы Ф.А. Головина («хитрый, двуличный, трусливый»), или генерала А.И. Деникина («Государь никого не любил, разве только сына»). Известный художник А.Н. Бенуа, который за свою жизнь удостоился два или три раза видеть Государя, с самонадеянным апломбом заключал: «Николай II был “милым человеком”, но и слишком обыденным человеком, полным добрых намерений, но лишенным способностей проводить их в жизнь».

Как бы отвечая вышеприведенным «очевидцам», бывший министр торговли и промышленности князь В.Н. Шаховской указывал, что «удивительную и исключительную» личность Императора Николая II не могли оценить «лица, не имевшие с ним соприкосновения, но всячески распространявшие о Нем ложные слухи для возбуждения общественного мнения и для преступных революционных целей». Но именно на подобных безапелляционных домыслах строили и строят свою клевету сотни проходимцев от истории. 

Вообще, еще до революции, плебейское хамство, не побоимся этого слова, тех, кто был обласкан последним Государем было настолько распространено среди «верноподданных» с «громкими» именами, что о нем можно говорить, как об общественном явлении в эпоху последнего царствования. 

Так, знаменитый ученый П.П. Семенов-Тян-Шанский был награжден Николаем II высшим орденом Российской империи святого Апостола Андрея Первозванного и званием статс-секретаря. Однако Тян-Шанский звание принимать отказался, сочтя его «уж слишком лакейским», а орден принять соблаговолил, но ехать за награждением к Государю отказался, считая, что тот мог бы, учитывая 84-летний возраст награждаемого, догадаться приехать к нему самому. 

Ф.И. Шаляпину были Высочайше пожалованы золотые часы. Возмущенный певец отказался их принимать, так как счел, что они «недостаточно отражают широту натуры Российского Государя». 

В 1900 г. художник В.А. Серов писал портрет Николая II, ставший одним из лучших портретов Императора («в тужурке»). В ходе работы Серов попросил у Государя помочь журналу «Мир искусства», который после разорения своего главного мецената С.И. Мамонтова находился в крайне плачевном финансовом положении. Государь с готовностью поддержал просьбу Серова и выдал из своей «собственной шкатулки» 10 тыс. рублей, что спасло журнал от неминуемого разорения. Далее Бенуа поведал о поведении своего коллеги Серова: «Когда художник счел свой портрет законченным, Николай II пожелал его показать Императрице, но она, привыкшая к лизанной законченности Ф.А. Каульбаха, Ф. Фламенга и других модных заграничных художников, откровенно в присутствии Серова, но по-английски, выразила свое мнение в словах: “Но портрет еще не закончен”. Это больно кольнуло нашего друга, и так как он еще продолжал держать палитру и кисти в руке, то он протянул их Государыне со словами: “Тогда кончайте Вы”». Разумеется, ни Бенуа, ни самого Серова не посетила мысль о плебействе такого поведения. Не случайно Серов потом «прославится» в карикатурах на Государя и воспевании революции 1905 г. 

Говоря о личности Николая II, следует учитывать, прежде всего, воспоминания и свидетельства людей, близко его знавших или долго с ним общавшихся. 

В этом плане достойны уважения слова генерала от кавалерии В.А. Сухомлинова, сказанные им о Николае II в эмиграции: «Если бы в настоящее время я сказал, что этого Монарха действительно знал глубоко по существу и всесторонне, я бы уклонился от истины. Я не принадлежал к числу тех немногих, как например, граф Фредерикс, граф Шувалов, которые принимались на положении друзей Царской фамилии и в повседневной жизни находились в условиях общечеловеческих взаимоотношений с Царем и Наследником. Мы виделись, когда это было вызвано служебной необходимостью». Эти слова В.А. Сухомлинова особенно показательны, так как он, будучи военным министром, встречался по долгу службы с Государем несопоставимо чаще, чем тот же Кони. Тем не менее, он не считал себя вправе рассуждать о свойствах личности Императора Николая II, хотя имел субъективные основания держать обиду на него: генерал в 1916 г. семь месяцев провел в одиночке Петропавловской крепости по обвинению в государственной измене. 

Автор: Петр Мультатули (кандидат исторических наук, биограф Николая II)