ОСТАВЬТЕ СВОЙ ОТЗЫВ

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ




В этот день

Меню

emblem
logo
emblem
23 ноября | 2018 Автор: Admin

Император Николай II и курс на индустриализацию России

Император Николай II вступил на престол при полном внешнем спокойствии, чего нельзя было сказать обо всех его ближайших предшественниках, но никому из них «не приходилось принимать не себя такого огромного, тяжелого бремени, такой сложной задачи». К началу ХХ в. в большинстве европейских государств и США шёл процесс автоматизации промышленного производства: наступила «эпоха электричества», стал использоваться конвейер, появились гидроэлектростанции, высокоэффективные бензиновые двигатели внутреннего сгорания, двигатели немецкого изобретателя Р. Дизеля, резко увеличился спрос на нефть. Прогресс техники приобрёл значение научно-технического прогресса, в котором непосредственное участие стала принимать фундаментальная наука.

Тем временем, к началу ХХ в. Россия продолжала оставаться страной аграрно-индустриальной со значительным преобладанием сельскохозяйственного производства. Необходимость модернизации русской экономики была очевидной. Она объяснялась не только внутренними условиями, но и внешними факторами: быстрыми темпами индустриального развития ряда западных держав, чреватого экономическим и военным отставанием России, что угрожало ее национальной безопасности и суверенитету.

Одним из главных сторонников индустриального пути был министр финансов С.Ю. Витте. В своих докладах Императору Николаю II он доказывал: «Международное соперничество не ждёт. <…> Медленный рост промышленности может затруднить выполнение великой международной задачи России, ослабить ее могущество, повлечь за собой политическую и культурную отсталость России». Витте полагал, что Россия имеет все возможности стать великой промышленной державой, для чего ей надо создать свою собственную промышленность.



Другим убеждённым сторонником индустриального пути был Н.Х. Бунге. Он считал необходимым укрепление индивидуальной крестьянской собственности на землю; привлечение «фабричного люда» к участию в прибылях частных предприятий; расширение прав местных выборных учреждений; реорганизацию центрального и местного государственного аппарата; преобразование системы народного образования. Бунге предлагал оказывать всемерную поддержку переселению крестьян в Сибирь. При этом он был противником любых «конституционных экспериментов». Во многом благодаря «завещанию» Н.Х Бунге («Загробные заметки») Николай II поддержал программу С.Ю. Витте, ориентированную на рост отечественной промышленности. Позицию модернизации поддерживал и великий русский учёный Д.И. Менделеев: «Замереть России — гибель. Ограниченный рост промышленности непригоден нашему народу. Народ по здравому инстинкту сознает, что, идя помаленьку, мы никогда не догоним соседей, а надо не только догнать, но и перегнать».


Юзовский завод. Доменный цех. 1914 г.


15 апреля 1896 г. Государь подписал закон, который отменял практику насильственного возвращения самовольных переселенцев и упростил порядок выдачи разрешения на переселения.

3 июня 1895 г. Н.Х. Бунге скоропостижно скончался. Государь был сильно опечален этим событием: «Узнал чрезвычайно грустную весть о скоропостижной смерти Н.Х. Бунге. Ещё одним верным и опытным советником стало у меня меньше. Кончина его ставит меня в очень трудное положение!».

Однако у сторонников политики протекционизма и индустриализации были серьёзные противники. В первую очередь это были представители крупного дворянства, которое вследствие индустриализации беднело и теряло прежнее влияние. Распродаваемая дворянами земля переходила в руки других сословий — прежде всего крестьянам. К 1905 г. дворянство владело лишь 13 % всех земель.

Конечно, было бы неправильно объяснять антииндустриальную позицию ведущих дворянских кругов корыстными мотивами. Главной причиной, было их опасение, что Самодержавие перестало выполнять свою прежнюю охранно-попечительскую функцию. В 1896 г. киевский предводитель дворянства князь Н.В. Репнин-Волконский заявил, что «Самодержавия в истинном его смысле в России не существует», так как оно отказалось от своих прерогатив в пользу бюрократии. Многие из представителей этого круга считали, что индустриализация приведет патриархальную Россию к неисчислимым бедствиям. Сторонники аграрно-патриархального курса горячо поддерживали расширение прав земств.

Император Николай II был сторонником индустриализации и поддерживал политику протекционизма. Американский генерал Н. Майлс докладывал о своей беседе с Государем: «Он весьма заинтересован в развитии своей страны, особенно обширных диких пространств Сибири, условия которой очень напоминают наш собственный Запад некоторое время назад.<…> Я обнаружил, что он хорошо знаком с историей развития нашего Запада и преимуществ, принесенных туда развитием железных дорог, и он надеется последовать нашему примеру».

Николаю II нужно было в кратчайшие сроки создать мощную экономику, совершить коренную перестройку всей экономической жизни России. Программа преобразований была огромной.

В мировой финансовой сфере шли процессы — предшественники современной глобализации. В конце XIX в. в связи с громадным ростом товарного обращения и развитием кредита, большинство государств (Великобритания, Германия, Франция, Австро-Венгрия, США, Бельгия, Швейцария, Италия) перешли к единой золотовалютной системе. Россия, ставившая перед собой задачи быстрого экономического роста и равноправного положения с мировыми державами, не могла оставаться в стороне. Денежная реформа готовилась в России долго, около 17 лет. Значительный вклад в её проведение внесли четыре министра финансов: М.Х. Рейтерн, Н.Х. Бунге, И.А. Вышнеградский и С.Ю. Витте. Суть реформы 1895—1897 гг. заключалась в осуществлении свободного обмена бумажных ассигнаций на золотые рубли. Оценивая реформу, С.Ю. Витте писал: «Это одна из реформ, которые, несомненно, будут служить украшением царствования Императора Николая II. В сущности, я имел за собой только одну силу, но силу, которая сильнее всех остальных — доверие Императора, а потому, я вновь повторяю, что Россия металлическим золотым обращением обязана исключительно Императору Николаю II». Страна имела теперь устойчивую денежную единицу.



В 1896 г. по указу Императора Николая II был ограничен экспорт сырой нефти с целью развития собственной промышленности: 94 % всей нефти перерабатывалось внутри страны. Экспорт нефтепродуктов составлял лишь 12 % от всего объёма производства, т.е. вывозились «излишки», которые превышали объем потребления национального рынка (Кононкова Н.В. Государственно-правовое регулирование иностранного предпринимательства и инвестиционной деятельности в Российской империи // Вестник АМГУ. - № 58. 2013. С. 37.) В начале ХХ в. Россия ежегодно экспортировала свыше 50 млн пудов нефтепродуктов (керосина и осветительных масел) (Манько А. Из истории экспорта нефтепродуктов // Нефтяное хозяйство, 2000. - № 1).

Французский историк М. Ферро вынужден признать: «Судя по темпам оснащения промышленности в первые годы царствования Николая II, Россия, несомненно — без установления коммунистического режима — уже обогнала бы Соединенные Штаты».

Автор: Петр Мультатули (кандидат исторических наук, биограф Николая II)