ОСТАВЬТЕ СВОЙ ОТЗЫВ

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ




В этот день

Меню

emblem
logo
emblem

События и мифы

22 ноября | 2019 Автор: Admin

Император Николай II и Аграрная реформа 1906 года

22 ноября (по новому стилю) 1906 г. Император Николай II подписал указ «О дополнении постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования», положения которого составили основное содержание преобразований. Указ даровал крестьянам право выхода из общины, а решившимся на это предоставлял возможность закрепить за собой имевшийся надел в личную собственность. 

Автор: Петр Мультатули (кандидат исторических наук, биограф Николая II).

Николай II

Крестьянскую реформу начала ХХ в. принято называть «Столыпинской». Однако это название весьма тенденциозно и несправедливо приписывает одному П.А. Столыпину авторство реформы. С.В. Куликов верно отмечает: «Анализ личного участия Царя в осуществлении аграрной реформы позволяет утверждать, что при ее подготовке и проведении Николай II воплощал собственные планы. <…> Царь фактически явился инициатором аграрной реформы, приступив к ее постепенной реализации сразу же после воцарения, задолго до усиления оппозиционного и революционного движения и независимо от них. Так называемая “столыпинская аграрная реформа” 1906—1911 гг., предпосылки которой были заложены намного ранее, являлась лишь одним из этапов аграрной реформы Николая II, продолжавшего и в 1906—1911 гг. давать руководящие указания по этому предмету. Император имел все основания считать аграрную реформу собственным детищем» .И.Л. Солоневич также считал, что Аграрную реформу «правильнее было бы называть Николаевской реформой», которую Государь проводил «как всегда медленно и как всегда с огромной степенью настойчивости, — ничего не ломая сразу, но все переделывая постепенно».

Нельзя также не согласиться с Д.Б. Струковым, что аграрным преобразованиям 1906—1911 гг. предшествовал своего рода «инкубационный период»: практически по всем направлениям предстоящих широкомасштабных реформ Николаем II и его министрами были сделаны первые шаги, благодаря чему и стал возможен «столыпинский прорыв» . Д. Струков отмечает: «Без строительства Транссиба, определившего движение колонизационных потоков за Урал и заложившего там первичную хозяйственную и социальную инфраструктуру, Столыпин не смог бы реализовать свой грандиозный переселенческий проект. Таким же мероприятием Царя, расчищавшим почву для столыпинского переселения, стал закон об отмене ссылки на поселение в Сибирь. Тем самым Государь не хотел засорять сибирские просторы преступным элементом, стремясь привлечь в восточные края с целью их развития лучшие силы России».

Ещё будучи Наследником, Николай II хорошо понимал необходимость осуществления аграрной реформы. Министр финансов С.Ю. Витте вспоминал, как в 1893 г. «едучи с Цесаревичем, я имел случай говорить с ним довольно долго о крестьянском вопросе, я тогда заметил, что Его Высочество, со свойственной ему сердечностью и благожелательностью, относился в высокой степени милостиво кинтересам и считает их первенствующими». Вступив на престол, Николай II не раз публично свидетельствовал о приоритетности для него аграрной реформы и в итоге стал ее инициатором. Государь помнил наставления Н.Х. Бунге, полагавшего, что «для урегулирования крестьянского землевладения не надо никакого коренного преобразования, необходимо лишь облегчить условия для образования частной собственности». Бунге советовал проводить аграрную реформу, избегая резких скачков. Эти заветы своего наставника, Государь хорошо запомнил.

Крестьяне средней полосы России. 1900-е гг.

В сентябре 1901 г. Николай II говорил французскому президенту Э. Лубе «о необходимости земельной реформы», заверяя его, что «давно думает об этом». Таким образом, заключает С.В. Куликов, Николай II уже в 1901 г. намечал реформу, проведенную через 5 лет.

Император Николай II придавал крестьянской реформе первостепенное значение. 31 октября 1905 г. он писал: «Правильное и постепенное устройство крестьян на земле обеспечит России действительное спокойствие внутри на много десятков лет».Однако Царь разумно опасался, что несвоевременный радикализм в государственных преобразованиях может расшатать духовные основы русского общества, оторвать людей от родной почвы и тем самым только ускорить наступление революции.

В разгар реформы, 19 февраля 1911 г. в рескрипте на имя П.А. Столыпина Николай II указывал: «Я поставил себе целью завершение предуказанной еще в 1861 г. задачи — создать в лице русского крестьянина не только свободного, но и хозяйственно сильного собственника».

Важнейшую роль в успехе реформы, по убеждению Государя, играло переселенческое движение крестьян из центральных районов в Сибирь. На губернаторском отчете за 1894 г. Николай IIнаписал по поводу организации переселения крестьян: «Невозможно оставлять такое государственное дело в заведовании какого-то маленького отделения Земского отдела!!». В 1896 г. по инициативе Николая II было создано Переселенческое управление, а 6 июня 1904 г. Государь утвердил Временные правила о добровольном переселении крестьян и мещан в Сибирь и на Дальний Восток. Переселение, ненадолго прерванное Русско-японской войной, было продолжено ещё большими темпами. Николай II указывал, что «с окончанием войны, нужно двинуть переселенческое дело». 10 марта 1906 г. Николай II повелел создать для переселенцев«особо льготные условия».

Переселенцы в Сибири

В 1905 г. землевладение в 50 губерниях Европейской России представляло следующую картину: из 395 млн. десятин земли 155 принадлежало государству («казне») и «учреждениям» (уделам, Церкви, монастырям); 139 млн. десятин было надельных земель, из которых 124,5 млн. принадлежало крестьянам и 14,5 млн. — казакам. Частновладельческие земли составляли 101 млн. десятин. С момента освобождения крестьян из крепостной зависимости в 1861 г., почти половина дворянских земель перешла в руки крестьян (26 млн. десятин) и купцов (16 млн.). Дворянское землевладение неуклонно сокращалось, и к 1905 г. в руках дворян оставалась лишь 53 млн. десятин. Таким образом, вопреки советской «историографии», аграрная реформа 1906 г. не ставила и не могла ставить своей целью перераспределение земель в пользу помещиков. Нехватка земли у крестьян была не из-за того, что она принадлежала помещикам, а потому, что она принадлежала крестьянской общине, не позволявшей крестьянам расширять свои земельные владения за счёт покупки земли.

Однако крестьяне ошибочно полагали, что помещичьи земли огромны, и стремились к их переделу. Революционеры всячески их к этому подстрекали. Позднее, уже после февральского и большевистского переворотов, представители революционных властей признавались, что лозунг дележа помещичьей земли был лишь «средством революционизирования деревни» и не имели «серьёзного экономического значения».

Император Николай II, отвергая принцип принудительного отчуждения частновладельческих земель, в то же время сознавал необходимость серьёзных мер для расширения площади крестьянского благосостояния. П.А. Столыпин считал, что главным тормозом развития сельского хозяйства является общинное землевладение. Столыпин предлагал предоставить крестьянам возможность выхода из общины и перехода к личной земельной собственности. Следует сказать, что необходимость ликвидации общин и вовлечение надельных земель в свободный режимный оборот высказывались задолго до Столыпина. В частности, это предлагал сделать в 1903—1904 гг. С.Ю. Витте. Но Николай II относился весьма осторожно к резким действиям в вопросах сельского хозяйства.

Сегодня имеется немало историков и публицистов, которые считают, что Аграрная реформа Николая II разрушала общину, которая якобы была исконной системой крестьянского самоуправления на Руси. Однако община, в том виде, в каком она была к моменту начала реформы, была наследием крепостного права. Ее начало восходит к указу Императрицы Екатерины II от 19 мая 1769 г. Согласно ему, ответственность за подушные подати ложилась не на каждую «душу», а на старост. Отсюда и переделы земли. В Древней Руси подобного не было. Там форма общины весьма напоминала кооперацию, где работник являлся хозяином средств производства. Как раз целью Аграрной реформы был расцвет кооперации на селе, неотделимый от бурного роста всей экономики. С этой задачей реформа успешно справилась: по количеству кооперативов Россия была на первом месте.

Кроме того, неправильно представлять дело, таким образом, будто бы Аграрная реформа стала исключительно инициативой «сверху», чуть ли не навязанной крестьянству. Б.Н. Миронов отмечает, что «около трети крестьян сделали шаг в сторону личной собственности на землю, ещё до столыпинской реформы. <…> К началу столыпинской реформы, около 3,7 млн. дворов из 9,5 млн., или 39 % всех крестьян — членов передельных общин, разочаровались или не доверяли общине».

П.А. Столыпин, при всём негативном отношении к общине, не стремился к её революционному демонтажу. Главной целью реформы было укрепление земельной частной собственности, создание крепких крестьянских хозяйств. Общинные порядки не были насильственно сломаны Аграрной реформой: как до реформы, так и после нее проходил естественный процесс разложения общины и социальных отношений общинного типа.

24 ноября 1895 г. Николай II утвердил новый устав Крестьянского банка, предоставивший ему право покупки помещичьей земли за свой счет и перепродажи ее крестьянам. Законом 2 июня 1900 г. было разрешено продавать крестьянам земли должников Дворянского банка. На губернаторских отчетах за 1902 г. Николай II указывал на то, что «необходимо поставить деятельность Крестьянского банка в ближайшую и теснейшую связь с землеустроительной политикой», и требовал «ускорить пересмотр Положения о Крестьянском банке совместно Министерствами внутренних дел и финансов». 3 ноября 1905 г. Государь наделил Крестьянский банк правом неограниченного выпуска своих свидетельств, что позволяло увеличивать его капитал, и установил более льготные правила для выдачи ссуд, возросших до 100 %. 12, 27 августа и 19 сентября 1906 г. были изданы указы о передаче Крестьянскому банку казённых и удельных земель сельскохозяйственного пользования для продажи на льготных условиях крестьянам, нуждающимся в земле. По воспоминаниям А.А. Вырубовой: «Государь от души радовался, когда слышал, как крестьяне богатеют и носят свои сбережения в Крестьянский банк».

5 октября 1906 г. Император Николай II издал важный, но мало оцененный обществом указ, который предоставлял всем российским подданным независимо от их происхождения одинаковые в отношении государственной службы права. Так, завершилось освобождение крестьян, провозглашённое Царём-Освободителем 19 февраля 1861 г. Отныне они могли свободно менять место жительства, избирать род занятий, поступать на государственную службу, не спрашивая на это разрешения «мира».

Начало Аграрной реформы положил Высочайший указ Сенату от 9 ноября 1906 г., первый пункт, которого гласил: «Каждый домохозяин, владеющий наделенной землёю на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собою в личную собственность причитающейся ему части из означенной земли».Таким образом, указ позволял крестьянину выходить из общины с принадлежащим ему земельным наделом.

Переселение крестьян Европейской России в Сибирь было массовым и дало свои положительные результаты. По данным Переселенческого управления земледелия и землепользования, за 1885—1905 гг. за Урал переселилось 1 млн. 520 750 чел., тогда как в 1906—1913 гг. число переселенцев — 3 млн. 233 803 человек. Из этого числа возвратилось на места прежнего проживания всего 529 тыс. 835 человек, то есть 10,8 %. Переселившиеся вместе с коренными жителями Сибири образовали тот человеческий потенциал, который вдохнул новую жизнь в этот огромный богатый край.

П.А. Столыпин искал и находил новых, талантливых людей, способных проводить в жизнь намеченную Государем реформу. Так, по рекомендации Столыпина на должность Якутского губернатора был назначен ученый-самородок И.И. Крафт, прекрасно знавшего край, быт, особенности и потребности якут. Назначая его на новую должность, Николай IIсказал: «По предшествующей службе Вам знаком быт инородцев, и я ожидаю от Вас энергичной и плодотворной работы для улучшения жизни в далекой, но близкой Моему сердцу окраине. Передайте населению мой привет и знайте, что Я буду внимательно следить за Вашей деятельностью. Пусть об этих Моих словах Пётр Аркадьевич сообщит остальным министрам». Через три года результаты работы И.И. Крафта говорили сами за себя: в Якутии появились телефон, телеграф, кинематограф, электричество. В Якутске начали строить каменные здания: двухэтажное здание музея-библиотеки, здание окружного суда, казначейства. На третьем годовом докладе Якутского губернатора Государь написал: «Благодарю Крафта за службу. Он оправдал те ожидания, которые Я на него возлагал».

И.И. Крафт

Такое же внимание Николай II уделял ходу реформы и в других губерниях. В январе 1909 г. в Санкт-Петербурге открылся съезд непременных членов губернских присутствий для обсуждения вопросов, касающихся крестьянского землеустройства. 28 января все его участники были представлены Государю в Александровском дворце. Член пензенского губернского присутствия, впоследствии заведующий переселенческим делом в Акмолинской области, А.В. Цеклинский вспоминал: «Государь подходил к каждому из нас. Сенатор А.И. Лыкошин докладывал цифровые данные по каждой губернии. Мы их дополняли и разъясняли. Его Величество выказал исключительную осведомленность в состоянии работы по губерниям и к некоторым из непременных членов обращался со специальными вопросами, подтверждающими эту осведомленность. <…>Дело землеустройства Его Величеству было очень близко, он прекрасно знал природу и условия крестьянского землевладения по губерниям, знал и интересовался земельными ресурсами государства».

Во время празднования 200-летия Полтавской битвы в июне 1909 г., Государь посетил специально прибывших для встречи с ним крестьян числом свыше 2 тыс. человек. Николай IIобходил поле, принимая представления крестьянских представителей. Как вспоминали очевидцы: «Оно имело сначала характер официальный, но по мере продвижения Государя оно стало обращаться в оживленную беседу. Лицо Государя просветлело, его собеседники заговорили свободно. Перед Царём развернулась вся картина крестьянской жизни, их забот и обычаев. Столыпин со своей стороны задавал крестьянам вопросы, вызывая их высказываться по занимавшему Государя и его вопросу о разверстании надвороной чересполосицы и хуторскому расселению. Ответы крестьян были метки и веселы; смеялся Государь и все присутствующие».

По распоряжению Николая II П.А. Столыпин в сентябре 1910 г. инспектировал Сибирь. Глава Совета министров был поражен успехами преобразований, стремительным ростом, как переселенцев, так и новых населенных пунктов, крестьянских хозяйств. Темпы роста посевных в Сибири были выше, чем в таких крупнейших странах — экспортерах хлеба, как США, Аргентина и Канада. Рост посевных привел к подъему сельского хозяйства в Сибири. Так, в 1909—1913 гг. одна только Томская губерния вывозила пшеницы больше, чем Воронежская, Тамбовская, Тульская, Рязанская и Орловская вместе взятые. Благодаря реформе большое развитие получила сибирская кооперация, особенно успешно развивались маслоартели. Они имели специально построенные помещения, дорогое оборудование, квалифицированных специалистов. Заводы, поставлявшие масло в столицы, в том числе к Императорскому столу и за рубеж. Сибирь заняла одно из первых мест среди стран — экспортеров сливочного масла.

Сибирь. Томский район, 1909 г. На горизонте луга

По возвращении П.А. Столыпина из поездки Николай II писал ему 22 сентября из гессенского Фридберга: «Петр Аркадьевич. С удовольствием узнал о благополучном возвращении Вашем из интересной поездки по Сибири. Буду ожидать письменного доклада Вашего по поводу виденного Вами и с предложениями относительно дальнейших мер по переселению. Прочное землеустройство крестьян внутри России и такое же устроительство переселенцев в Сибирь — вот два краеугольных вопроса, над которыми правительство должно неустанно работать. Не следует, разумеется, забывать и о других нуждах — о школах, путях сообщения и пр., но те два должны проводиться в первую голову».

26 сентября Столыпин спешил поделиться с Государем своими впечатлениями о поездке: «Сибирь растет сказочно: в безводных степях, которые два года тому назад признавались негодными для заселения, в несколько последних месяцев выросли не только поселки, но почти города. И прорывающийся из России в Сибирь смешанный поток богатых и бедных, сильных и слабых, зарегистрированных и самовольных переселенцев — в общем, чудный и сильный колонизационный элемент. Прибавлю элемент крепко монархический, с правильным, чисто русским миросозерцанием. “Мы верим в Бога, верим в Государя: дайте нам церковь, дайте нам школу”, — вот общий крик переселенцев. В каждом селе нас встречали многолетием Вашему Величеству, везде просили передать Царю-Батюшке о любви народной».

Девчата. 1914-1916 гг. Фото С.А. Лобовикова

К 1 января 1916 г. из общины вышло 2 млн. домохозяев. Им принадлежало 14,1 млн. дес. земли. 469 тыс. домохозяев, живших в общинах, получили удостоверительные акты на 2,8 млн десятин, 1,3 млн домохозяев перешли к хуторскому и отрубному владению (12,7 млн дес.). Французский экономист Э.Тэри писал в 1914 г.: «Аграрная реформа, начатая в 1906 году, охватывала к концу 1912 года огромную площадь в 20 млн. десятин, или 22 млн. гектаров, и на этих 20 млн. десятин насчитывается ныне более 1 млн. отдельных, не зависящих друг от друга хозяйств».

Николай II не забывал и о духовной стороне Аграрной реформы. В конце 1909 г. он поручил известному миссионеру протоиерею Иоанну Восторгову совершить поездку по восьми переселенческим епархиям (включая Владивостокскую) для определения порядка открытия новых приходов и школ, строительства церквей и школьных зданий в переселенческих районах. По возвращении отца Иоанна он был принят Государем, который поддержал его замысел учредить Братство Воскресения Христова для удовлетворения религиозных нужд русского населения на окраинах. Для развития школьного дела в местах переселений при губернаторах и областных начальниках были созданы школьные комиссии, в задачу которых входило инспектирование переселенческих поселков на выявление среди них наиболее нуждающихся в открытии училищ, подбирание мест для них и привлечение учительского персонала. Э.Тэри в 1914 г. писал: «Возрастание государственной мощи России создается тремя факторами экономического порядка: 1) приростом коренного населения, 2) увеличением промышленной и сельскохозяйственной продукции, 3) средствами, которыми государство может влиять на народное образование и национальную оборону».

Крестьяне на завалинке. 1910-е

Аграрная реформа 1906 г. сильно способствовала развитию демографии. В период с 1902 по 1912 г. население Российской Империи возросло на 22,7 %, и этот прирост был более значительным, чем за предыдущие десять лет (1892–1902 гг.), когда он составлял 15,4 %. Тот же Э. Тэри, говоря об Аграрной реформе 1906 г., утверждал: «импульс ныне дан такой силы, что не остается никаких сомнений в полном успехе реформы».