ОСТАВЬТЕ СВОЙ ОТЗЫВ

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ




В этот день

Меню

emblem
logo
emblem
15 февраля | 2019 Автор: Admin

Император Николай II в 1901-1903 гг.: реформы через противостояние

К 1901 г. против Императора Николая II сложилась тайная оппозиция, душою которой был министр финансов С.Ю. Витте. Первой и главной его целью была личная власть. Второй целью была поддержка государством его финансово-экономических интересов, несмотря на то насколько они соответствуют интересам государства. Витте хотел модернизации российской экономики, но подчинив её при этом иностранным банкам. Государь, наоборот, хотел использовать иностранные банки для создания русской независимой и конкурентоспособной экономики. 

Во влиятельных европейских и американских финансовых кругах всё больше склонялись к мнению, что Россию надо остановить. Наилучшим решением для достижения этой цели, стала бы замена Императора Николая II на подконтрольного монарха. 

2 апреля 1902 г. боевик партии «социалистов-революционеров» (эсеров), недоучившийся студент Киевского университета, выгнанный оттуда за «политику», С.В. Балмашёв, убил министра внутренних дел Д.С. Сипягина, сыгравшего выдающуюся роль в подготовке аграрной реформы, много сделав для выяснения нужд сельского хозяйства. В день убийства Сипягина Государь записал в дневнике: «Трудно выразить, кого я потерял в этом честном преданном человеке и друге». В письме к матери Николай II говорил, что для него убийство Сипягина «это очень тяжёлая потеря, потому что из всех министров ему я доверял больше всего, а также любил его как друга». 

4 апреля 1902 г. Государь назначил на должность министра внутренних дел действительного тайного советника В.К. фон Плеве. При назначении, Государь сказал ему: «Теперь нужна не только твёрдость, но и крутость. Всё должно оставаться, как было при Сипягине».

В.К. Плеве изложил Государю своё видение ситуации: постоянный рост революционного движения есть ложь, русский народ предан престолу, а недовольство среди отдельных групп населения вызвано подстрекательством кучки злонамеренных лиц, которых надо обезвредить. Для этого надо качественно усилить полицию, обновить методы ее работы, расширить полномочия, увеличить финансирование. Все преступные выходки социалистов, считал Плеве, совершаются по приказу зарубежных финансовых воротил, ищущих в России дешевую сырьевую базу. Император Николай II предоставил В.К. Плеве широкие полномочия. 

Император Николай II был весьма обеспокоен судьбой дворянства, которое сильно пострадало от буржуазных реформ конца XIX столетия и продолжало сдавать свои позиции под натиском промышленного капитала. В 1897 г Государь созвал Особое совещание о нуждах дворянского сословия. Между тем, С.Ю. Витте «признавал едва ли не всех русских землевладельцев за расточителей. Что же касается значения русского дворянства как служилого сословия, то он склонен был смотреть на него как на паразитов, пользующихся неоправданными привилегиями». Витте считал, что у России и государств Западной Европы одинаковый путь развития, а значит, Россия должна «преодолеть» дворянство и идти к капитализму. 

В.К. Плеве рассуждения Витте о мировых законах общественного развития считал несерьёзными, годными разве что «для университетов». Россия, утверждал Плеве, имеет свой особый путь развития, который обязательно преодолеет «гнёт капитала и буржуазии», а потому надо всецело поддерживать и укреплять дворянство. 

Николай II нашёл в лице В.К. Плеве верного человека и сильного администратора, про которого даже политические противники признавали: «Он искренне и глубоко любил Россию, глубоко задумывался над ее судьбами, сознавал всю тяжесть того кризиса, который она переживала, и добросовестно стремился найти выход из него». 

В.М. Вонлярлярский утверждал, что Витте готовил государственный переворот и с этой целью «старался дискредитировать Самодержавие, в надежде очутиться, после переворота, президентом Российских соединённых штатов и ненавидел Государя».

С 7 марта по 3 апреля 1902 г. в Полтавской и Харьковской губерниях прокатилась волна крестьянских бунтов. Видный сотрудник Отдельного корпуса жандармов генерал А.И. Спиридович указывал, что «беспорядки возникли на экономической почве, но обострению их много способствовала та революционная пропаганда».

Согласно переписи населения 1897 г., крестьянство составляло 84,1 % от населения Европейской России и 77,1 % от всего населения Империи. Основой крестьянского уклада жизни была община. Крестьянин, заработавший деньги в городе, мог купить лавку, мельницу, кузницу, давать деньги в долг, арендовать землю. В деревне стало появляться все больше зажиточных, а то и богатых хозяев. Новое поколение крестьян все больше воспринимало методы капиталистического хозяйствования, ему все больше мешали общинные устои. Самыми болезненными вопросами крестьянской жизни были существование круговой поруки и безземелье. Нелепость круговой поруки заключалась в том, что вся деревня отвечала при сборах налогов за каждого крестьянина, в том числе и за неплательщика. Безземелье — стало результатом демографического взрыва в деревне конца XIX — начала ХХ в. 

29 августа 1902 г. Государь отбыл в Курск, где проходили военные учения. Во время представления в Курске делегации крестьянских старшин и сельских старост Государь сказал: «Помните, что богатеют не захватами чужого добра, а от честного труда, бережливости и жизни по заповедям Божьим. Передайте в точности всё, что Я вам сказал, вашим односельчанам, а также и то, что действительные их труды Я не оставлю своим попечением».

Император Николай II никогда не пренебрегал проблемами сельского хозяйства, и всякий раз поправляя тех, кто выступал только за развитие промышленности, замечая: «Если одна нога будет расти больше, а другая меньше, то ведь человеку ходить будет нельзя». 

24 ноября 1895 г. Государь утвердил новый Устав Крестьянского банка, предоставивший ему право покупки помещичьей земли за свой счет и перепродажи ее крестьянам. Осознавал Государь и необходимость ликвидации крестьянской общины. Но, при этом, Царь делал важную оговорку: «Я никогда не решусь покончить с общиной одним росчерком пера». В этих словах заключается главная черта Императора Николая II как преобразователя: реформы для блага народа, а не народ для успеха реформ.