ОСТАВЬТЕ СВОЙ ОТЗЫВ

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ




В этот день

Меню

emblem
logo
emblem
22 ноября | 2018 Автор: Admin

Вячеслав Константинович фон Плеве (1846-1902)



Личность министра внутренних дел Вячеслава Константиновича фон Плеве, крупнейшего государственного деятеля эпохи Императора Николая II, оклеветана и незаслуженно забыта. Между тем, по нашему мнению, В.К Плеве не уступал в своих способностях П.А. Столыпину, а в плане опытности и широте мышления даже превосходил его. При этом Плеве был образцом верноподданного, проводившим в жизнь волю своего Государя, а не свою. Правда, в случае с Плеве, его взгляды на внутреннюю политику, полностью совпадали с взглядами Императора Николая II.

Вячеслав Константинович фон Плеве родился 8 апреля 1846 года в городе Мещевске Калужской губернии. Дед его был выходцем из обрусевшей немецкой дворянской семьи. Отец В.К. Плеве, Константин Григорьевич, был человеком русской культуры. Большое влияние на юного В.К. Плеве произвела его мать, Елизавета Михайловна, урожденная Шамаева. Именно от нее Вячеслав Константинович унаследовал глубокую Православную веру, которой остался верен всю жизнь.

В 1851 г. семья Плеве переехала в Варшаву, где К.Г. Плеве получил место учителя русского языка в местной гимназии. Там, В.К Плеве поступил в местную гимназию, в которой проучился до 6-го класса. В 1863 г. в Царстве Польском начался мятеж. Юный Плеве с товарищами дежурил в патруле по поддержанию правопорядка. Родители Плеве были вынуждены переехать в окружной штаб под охрану чинов армии и полиции, а своего сына они отправили к родственникам в Калугу. Там, В.К. Плеве окончил гимназию с золотой медалью. В том же 1863 г. В.К. Плеве поступил на юридический факультет Московского Императорского университета. Позже, В.К. Плеве назовет дни своей студенческой молодости лучшими годами своей жизни. Со многими преподавателями и сокурсниками Плеве продолжал сохранять дружеские отношения до конца жизни. В.К. Плеве окончил университет, защитив кандидатскую диссертацию по вопросам правоведения.

В 21 год В.К. Плеве поступил на государственную службу, кандидатом на судебные должности при прокуроре Московского окружного суда, попав в следственную часть. Начальство сразу заметило умного и добросовестного сотрудника, и уже в 1868 г., в 1870 — он уже был товарищем прокурора. В.К. Плеве был назначен Секретарем окружного суда. 27 апреля 1869 г. Плеве женился на Зинаиде Николаевне Ужемецкой-Грицевич.

Карьера В.К. Плеве развивалась стремительно, причем, благодаря исключительно его трудолюбию и талантам, без всякой протекции. В 1879 г. он был назначен Прокурором Санкт-Петербургской судебной палаты. Занимая эту должность, Плеве имел личные доклады Императору Александру II по обстоятельствам взрыва в Зимнем дворце, произведенном С. Халтуриным с целью убить Царя-Освободителя. Плеве произвел на Александра II столь большое впечатление, что Государь указал на него министру внутренних дел графу М.Т. Лорис-Меликову, как на человека больших способностей. Вскоре после убийства Александра II, Плеве был назначен Директором Департамента государственной полиции и произведен в действительные статские советники.

В.К. Плеве сыграл выдающуюся роль по борьбе с «Народной волей» и иными преступными организациями. Именно при нем полиция произвела обширные аресты и приобрела среди революционеров ценную агентуру. Но В.К. Плеве уже тогда осознавал, что с революционной идеологией нельзя действовать только репрессивными метрами. В записке министру внутренних дел графу Д.А. Толстому он писал, что причины появления и развития «у нас революционного движения следует искать в том особом мире идей и понятий, который охватил часть русского образованного общества, приобщив ее к учениям крайнего материализма и социалистических утопий. В данный исторический момент Правительство ведет борьбу не только с кучкой извергов, которые могут быть переловлены, но с врагом великой крепости и силы, с врагом, не имеющим плоти и крови, то есть с миром известного рода идей и понятий, с которым борьба должна иметь особый характер». В.К. Плеве указывал, что одолеть революционную идеологию можно только противопоставив ей «силу религиозно-нравственного перевоспитания нашей интеллигенции. Достигнуть этого можно исключительно годами усилий и притом под условием введения строгой общественной дисциплины во всех областях народной жизни, которые доступны контролю государства».

В 1885 г. В.К. Плеве был назначен товарищем министра внутренних дел. В этой должности он пробыл 9 лет. За это время, помимо полицейской деятельности, В.К. Плеве участвовал в разработке рабочего законодательства, занимался крестьянским вопросом.

С Наследником Цесаревичем Николаем Александровичем, будущим Императором Николаем II, В.К. Плеве познакомился летом 1891 г. В этом году на территории 29 губерний центральной части Российской империи разразилась жестокая засуха, приведшая к неурожаю в сельском хозяйстве и, как следствие, к недоеданию. 17 ноября 1891 г. по Высочайшему распоряжению был создан Особый Комитет для организации помощи голодающим под председательством Наследника Цесаревича Николая Александровича. Членами Комитета были назначены: генерал-адъютант П.М. фон Кауфман, К.П. Победоносцев, М.Н. Островский, И.Н. Дурново, генерал-адъютант граф И.И. Воронцов-Дашков, гофмейстер граф С.А. Строганов. Заведование делопроизводством, то есть фактическое руководство Комитетом было поручено тайному советнику В.К. фон Плеве.

В январе 1894 г. В.К. Плеве был назначен Государственным секретарем.

2 апреля 1902 г. был убит министр внутренних дел Д.С. Сипягин. 4 апреля 1902 г. Государь Николай II назначил на должность министра внутренних дел действительного тайного советника В.К. фон Плеве. Николай II уже давно обратил внимание на умного и деятельного чиновника, с которым был знаком с юности. В письме к Вдовствующей Императрице Марии Феодоровне Николай II писал: «Сегодня я призвал к себе Плеве, долго говорил с ним и предложил ему быть преемником Сипягина. Завтра 5-го он будет назначен министром внутренних дел. К счастью, он отлично знает все внутренние дела, будучи товарищем при Дурново». Назначая Плеве, Государь сказал: «Теперь нужна не только твердость, но и крутость. Все должно оставаться, как было при Сипягине».


Группа сотрудников министерства внутренних дел с министром Вячеславом Константиновичем фон Плеве

В.К. Плеве вступил в должность министра в чрезвычайно трудное время. Смутное недовольство охватило все общество. Обеднению дворянства сопутствовало малоземелье крестьян. Шли студенческие беспорядки. Все это усугублялось мировым промышленным кризисом, который сильно затронул и Россию. Тем не менее, в своем первом Всеподданнейшем докладе В.К. Плеве изложил Государю свое виденье ситуации: он не верил в постоянный рост революционного движения, русский народ предан престолу, недовольство среди отдельных групп населения вызвано хитроумными кознями и подстрекательством кучки злонамеренных лиц, которых надо обезвредить. Для этого надо качественно усилить полицию, обновить ее методы работы, расширить ее полномочия, увеличить финансирование. Все преступные выходки социалистов, считал Плеве, совершаются по приказу зарубежных финансовых воротил, ищущих в России дешевую сырьевую базу. Нужно повысить качество и работу агентуры заграницей. Император Николай II предоставил В.К. Плеве широкие полномочия. Большое внимание было уделено Заграничной агентуре, управляющим которой был назначен Л.А. Ратаев.


С.Ю. Витте

Главным врагом В.К. Плеве стал С.Ю. Витте. Император Николай II был весьма обеспокоен судьбой дворянства, которое сильно пострадало от буржуазных реформ конца XIX столетия и которое продолжало сдавать свои позиции под натиском промышленного капитала. В 1897 г Государь созвал Особое совещание о нуждах дворянского сословия. Во время его заседаний выяснилось, что С.Ю. Витте «признавал едва ли не всех русских землевладельцев за расточителей. <…> Что же касается значения русского дворянства как служилого сословия, то он склонен был смотреть на него <…> как на паразитов, пользующихся неоправданными привилегиями». Витте считал, что у России и государств Западной Европы одинаковый путь развития, а значит, Россия должна «преодолеть» дворянство и идти к капитализму.

В.К. Плеве рассуждения Витте о мировых законах общественного развития считал несерьезными, годными разве что «для университетов». Россия, утверждал Плеве, имеет свой особый путь развития, который обязательно преодолеет «гнет капитала и буржуазии», а потому надо всецело поддерживать и укреплять дворянство.

Новый министр был православный церковный человек, строго соблюдавший посты и выстаивавший длинные монастырские службы. Вл. Гурко говорил про В.К. Плеве, что тот «отнюдь не был индифферентом, он искренне и глубоко любил Россию, глубоко задумывался над ее судьбами, сознавал всю тяжесть того кризиса, который она переживала, и добросовестно стремился найти выход из него». К тому же новый министр был православный церковный человек, строго соблюдавший посты и выстаивавший длинные монастырские службы. Это сильно раздражало чиновничье окружение Государя.

7 апреля Плеве, принимая у себя высших чиновников вверенного ему министерства, заявил: «Исторический смысл нашего времени столь глубок, значение общественных событий, нами переживаемых, так велико, что созданное нами положение требует не слов, а дела. В порученном нам Государевом деле приглашаю вас на разумную, благожелательную и спокойную работу, требую честного и умелого сотрудничества».

К тому времени Николай II уже во многом критически относился к Витте. В лице Плеве он нашел верного человека и сильного администратора, образ мыслей которого был весьма ему близок. Правительство заявило о необходимости охраны частного землевладения и особенно уделило внимание «мелким и средним дворянским землевладениям».

Витте, чувствуя, что его влияние при Дворе неуклонно падает, стал выступать против «полицейского произвола», ратовать «за увенчание купола Великих реформ», о Земском соборе, участи земств в жизни государства, то есть ровно противоположное тому, чему он придерживался раньше.

22 января 1902 г. Государь создал Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Во главе него Николай II поставил министра финансов С.Ю. Витте, которому повелел «действовать в полном единомыслии с Плеве». В состав совещания входили министры и специалисты-практики. Земцы на Особом совещании не присутствовали, так как справедливо считали Витте врагом аграрной России. Они решили воспользоваться начавшимися крестьянскими волнениями для проведения своих собраний.

С 23 по 26 мая 1902 г. в Москве на квартире председателя местной губернской земской управы действительного статского советника Д.Н. Шипова прошли совещания председателей и членов земских управ, многие из которых были предводителями местного дворянства. Требования земских совещаний сводились к следующему: «дайте нам больше самостоятельности, чтобы мы могли развивать сельскохозяйственную промышленность».

20 июня на Всеподданнейшем докладе рукою В.К. Плеве сделана следующая помета: «Государю Императору благоугодно было выразить по поводу сего съезда Высочайшее неудовольствие». Николай II распорядился предупредить устроителей «съезда», что попытки земских собраний «перейти к обсуждению вопросов общегосударственного управления, повлечет за собой устранение изобличенных лиц от участия в общественных учреждениях».

Николай II понимал, что следует немедленно объявить о намерении правительства реформировать сельское хозяйство. 26 февраля 1903 г. последовал Высочайший манифест, подготовку которого Государь поручил В.К. Плеве, главными положениями которого стали положения по облегчению отдельным крестьянам выхода из общины и принятие безотлагательно мер к отмене круговой поруки в деревне. Согласно Д.А. Хомякову «громадное значение манифеста 26 февраля» состояло именно в том, что он возвращал страну к «исконным идеалам русского общественного государственного строя».


С.В. Зубатов

С.Ю. Витте хорошо понимал, что в лице В.К. Плеве он получил непримиримого политического противника, которого надо было устранить, во что бы ни стало.В этом намерении он нашел союзника в лице заведующего Особым отделом Департамента полиции С.В. Зубатова, возглавлявшего до октября 1902 г. Московское охранное отделение. Зубатов был отцом-основателем новой системы борьбы с революцией — «провокаторства». В.К. Плеве идеи С.В. Зубатова не нравились, он их считал сомнительными с моральной точки зрения. Летом 1903 г. Плеве запретил деятельность всех зубатовских организаций, чем глубоко оскорбил С.В. Зубатова. С этого времени начались его контакты с Витте, который до 1903 г. считал зубатовскую деятельность «вредным и глупым экспериментом».

Против В.К. Плеве созрел заговор, главными действующими лицами которого были С.Ю. Витте, князь В.П. Мещерский и С.В. Зубатов. Этот кружок летом 1903 г. решил добиться отставки В.К. Плеве и назначения на пост министра внутренних дел С.Ю. Витте. Намного позже князь В.П. Мещерский рассказывал П.А. Столыпину, что речь «шла о диктатуре Витте на 4 года». Однако Зубатов допустил крупную оплошность — он рассказал о плане своему другу, а ранее секретному агенту М.И. Гуровичу, который тотчас сообщил о нем.

13 августа 1903 г. В.К. Плеве, Н.В. Муравьев и К.П. Победоносцев доложили Государю, что «Витте — красный, что все недовольные элементы в своей противоправительственной работе находят в нем поддержку и опору». Плеве рекомендовал Государю немедленно уволить Зубатова, на что было получено Высочайшее соизволение. Что касается самого Витте, то его отставка была предрешена Николаем II еще весной 1903 г. Государь тогда сказал Плеве, что во время молебна «Бог мне положил на душу,чтоне надо откладывать на другой день то, на что я вообще решился».

Отставка явилась для С.Ю. Витте полной неожиданностью. Как вспоминал В.Н. Коковцов «решительно ничто не говорило за то», что Витте «собирается покидать министерство». Утром 15 августа Николай II вызвал к себе С.Ю. Витте. После приема, почти уже прощаясь, Николай II,как бы между прочим, сказал: «Сергей Юльевич, я Вас прошу принять пост Председателя Комитета министров, а на пост министра финансов я хочу назначить Плеске». Этого удара Витте никак не ожидал: должность председателя Комитета министров была почетной ссылкой, так как она никакого политического веса не имела.

Активным врагом Самодержавной России был еврейский финансовый капитал, который к началу ХХ в. стал играть ведущую роль в США. Русским евреям была враждебна революция, грозящая социальными и бытовыми лишениями, поэтому международные олигархи были заинтересованы в организацией антиеврейских настроений.

6 апреля 1903 г. в Кишиневе прокатились массовые беспорядки, вылившиеся в погром молдованами местного еврейского населения, повлекший многочисленные жертвы. Накануне погрома в Кишиневе появились листовки, в которых говорилось о «секретном приказе» Царя «убивать евреев». После кровавых событий, началась оголтелая кампания, ставившая своей целью обвинить в них В.К. Плеве.Был «обнаружен» текст его «секретного письма» к кишиневскому губернатору, из которого следовало, что погром был «организован» полицией. Текст этой фальшивки, странным образом сразу же попал в английскую газету «Times».

Весной 1903 г. иудейский духовный лидер И.Л. Магнус организовал в Нью-Йорке сбор средств для закупки оружия и нелегальной переправки его в Россию для уже существующих еврейских отрядов самообороны. Американо-иудейский банкир Я. Шифф «оказывал щедрую помощь группам еврейской самообороны и жертвам погромов 1903—1905 гг. в Российской империи».

Государь был информирован об участии еврейского капитала в разжигании революции. Он пытался войти в переговоры с лидерами еврейского международного капитала по поводу возможного соглашения о прекращения разжигания революции. 13 августа 1904 г. с одобрения Государя В. К. Плеве встретился с прибывшим в Россию лидером сионизма Теодором Герцлем. Во время беседы министр заявил: «Утверждения, что русское правительство якобы причастно к организации погромов, или что оно относится к ним с пассивной терпимостью, причиняют Государю боль. Как Глава государства Его Величество относится ко всем своим подданным с одинаковой добротой. При его известной доброте ему особенно больно, когда его подозревают в чем-то негуманном». Далее В.К. Плеве сказал: «Не хочу отрицать, что положение евреев в Российской Империи не слишком завидное. Да, будь я евреем, я, вероятно, тоже был бы врагом правительства. Однако мы не можем поступать иначе, чем до сих пор, и поэтому для нас было бы весьма желательным создание самостоятельного еврейского государства, способного принять несколько миллионов евреев. Мы не питаем ненависти к евреям как таковым».

Герцль попросил Плеве облегчить положение евреев, остающихся в России, по крайней мере, расширением черты оседлости и включением в нее Курляндии и Риги (Прибалтийского края Российской империи), а также разрешением покупки земли для сельскохозяйственных надобностей внутри черты. Плеве обещал отнестись положительно к этому. Плеве обещал Герцлю сделать послабление сионистскому движению в России, если оно не будет заниматься внутренней политикой. Он также сказал, что русское правительство готово использовать свое влияние на турецкие власти, чтобы содействовать доступу евреев в Палестину. В качестве резюме Плеве вручил Герцлю письмо, которое могло рассматриваться как официальное правительственное заявление. Министр сообщил Герцлю, что показывал письмо Государю и получил согласие последнего на отправку этого письма адресату.

Герцль был очень доволен встречей с русским министром. Говорят, даже, что он сказал Плеве, что еврейские банкиры финансируют революцию, но сионизм противник этого. В свою очередь, Плеве доложил об итогах встречи Государю и получил одобрение. Царь был готов оказать содействие сионизму, но лишь в смысле переселения части еврейского населения в Палестину, что, безусловно, смягчило бы революционную ситуацию, так как уже к 1903 г. евреи, составляя менее 5% населения России, при этом давали 50% революционеров.

Но сионизм был еще очень слаб как политическая сила, и к тому же сам сильно зависел от еврейского финансового капитала. Поэтому он был не в состоянии, даже если бы захотел, предотвратить начавшуюся против России войну еврейских финансовых воротил. К тому же Т. Герцль был осуждаем со стороны многих сионистов за сотрудничество с Плеве и вскоре умер (3 июля 1904 г.). Почти одновременно с ним был убит и В.К. Плеве. Вполне возможно, что эти две смерти не случайно последовали одна за другой.

Начиная с 1902-1903 гг. на деньги американских банкиров иудейского происхождения была создана Боевая организация (БО) партии эсеров, которую возглавил провизор Г.А. Гершуни.

Утром 15 июля 1904 г. министр внутренних дел В.К. Плеве выехал на Варшавский вокзал, откуда он должен был поездом отправиться в Царское Село для доклада Государю. Когда карета поравнялась с площадью Варшавского вокзала эсеровский боевик Е. Созонов бросил в карету В.К. Плеве бомбу: министр был убит на месте.

Согласно имеющейся информации, в портфеле В.К. Плеве находились документы, доказывающие что «Витте состоит в самом тесном общении с русскими и заграничными революционными кругами».

Николай II был потрясен убийством В.К. Плеве, в лице которого он «потерял друга и незаменимого министра внутренних дел». Для Царя было ясно, что «строго Господь посещает нас Своим гневом. На то Его святая воля!». 18 июля Государь присутствовал на отпевании В.К. Плеве. Между тем представители общества не скрывали свою радость по поводу убийства. Лев Толстой отозвался на него словами «целесообразно», театральный критик А.В. Амфитеатров посчитал «положительным фактом», С.Ю. Витте, не скрывая, «светился» от счастья, а П.Б. Струве устроил в Берлине праздничный обед.

Известный журналист и инженер Н.А. Демчинский писал Государю: «Ужас охватывает при мысли о том, что мы живем среди такой обстановки, когда после убийства служат благодарственные молебны вместо панихид, когда рознь между Правительством и обществом дошла до таких размеров, что несчастье ближнего становится предметом общей радости, если этот ближний принадлежал к противному лагерю!».

Убийство В.К. Плеве было очередным звеном в цепи политических терактов, которые подготавливала так называемая «партия» социалистов-революционеров. В 1904 гг. ее Боевая организация должна была осуществить убийства министра юстиции Н.В. Муравьева, Великого Князя Сергея Александровича, Великого Князя Николая Николаевича и самого Государя.

Вячеслав Константинович Плеве предчувствовал свою смерть. Однако он любил повторять: «От смерти не уйдешь. Я прошу только Бога избавить меня от предсмертных продолжительных страданий». Молитва В.К. Плеве была услышана.

Источники:

1) Мультатули П.В. Император Николай II. Тайна непонятого Самодержца.

2) Памяти Вячеслава Константиновича Плеве. - Спб.: Тип. М-ва вн. дел, 1904. - 132 с.