ОСТАВЬТЕ СВОЙ ОТЗЫВ

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ




В этот день

Меню

emblem
logo
emblem
23 ноября | 2018 Автор: Admin

Выстрелы на Иордани. Покушение на Императора Николая II за два дня до «Кровавого воскресенья».

6 января 1905 г. в 9 час. утра Государь участвовал в праздничном богослужении в Зимнем дворце в честь праздника Крещения Господня. По вековой традиции после богослужения Царь присутствовал при чине освящения воды. Через специальный Иорданский подъезд Зимнего дворца Николай II в сопровождении духовенства и свиты проследовал «на Иордань» к Неве, во льду которой пробивалась специальная крестообразная полынья, а на самой набережной водружался царский шатер. 

Водосвятие в присутствии Государя сопровождалось артиллерийским салютом с бастиона Петропавловской крепости и площади возле здания Биржи. Прозвучал он и 6 января 1905 г., в тот момент, когда митрополит Антоний (Вадковский) совершал водосвятие. 

Но «непостижимым образом в одном из холостых зарядов оказалось несколько патронов с пулями старого образца, которые перелетели Неву, осыпали часть Иордани, коробку подъезда и колонны Зимнего дворца, оставив на них заметные следы». 

Присутствующий на водосвятии в качестве камер-пажа А.И. Верховский (Будущий военный министр Временного правительства и красный комбриг. – Примеч. авт.), стоявший непосредственно за спиной Государя, вспоминал, что, когда раздались залпы артиллерийского салюта, «почти одновременно в окнах дворца послышался звон битого стекла, довольно сильный треск в куполе беседки, и к ногам Царя упал довольно крупный обломок дерева». Николай II был на волосок от смерти. 

Однако Царь сохранил полное хладнокровие и, отказавшись, как ему советовали, удалиться во дворец, достоял молебен до конца и вернулся вместе с крестным ходом. А.И. Верховский отмечал, что ему стало «страшно жутко» за Государя. «Салют в 101 выстрел не прерывался, и каждую минуту можно было ждать новых попаданий. Но всё обошлось благополучно». 

Сам Николай II в своем дневнике оставил за 6 января лаконичную запись: «Вышли к Иордани в пальто. Во время салюта одно из орудий моей 1-й конной батареи выстрелило картечью с Васильевского остр. и обдало ею ближайшую к Иордани местность и часть дворца. Один городовой был ранен». Из воспоминаний присутствующего на торжестве английского посла Ч. Гардинга известно имя раненого: городовой Лесного участка Петр Романов. 

Камер-фурьерский журнал сразу определил происшедшее как «несчастный случай». Официальное расследование, проведенное специальной комиссией под руководством Великого Князя Сергея Михайловича, установило, что непосредственно выстрел боевой картечью был произведен вторым орудием 1-го взвода 1-й Его Величества батареи, которой командовал капитан Г.А. Давыдов-2-й, а взводом поручик Н.А. Рот. Этих офицеров за халатность суд исключил из военной службы без лишения чинов и приговорил к полуторогодовалому заключению в крепости. На этом «репрессии» и закончились. 

Правда, многие сомневались в «несчастном случае». Л.А. Тихомиров в своем дневнике 8 января 1905 г. писал: «Все военные единогласно высказываются, что события 6 января явное покушение, и что никакой такой случайности не могло быть». А.И. Верховский также признавал: «В обществе, несмотря на результаты расследования, осталось убеждение, что следствие умышлено скрыло следы произведенного покушения, так как невозможно было объяснить редчайшим совпадением случайностей все, вплоть до того, что именно заряженное орудие оказалось наведенным на самую церемонию водосвятия». 

Похоже, что сам Государь также склонялся к мысли об умышленном характере залпа, горько заметив сразу после выстрелов: «Моя же батарея, меня и расстреливает. Только плохо стреляет». Косвенным доказательством того, что Государь не воспринимал происшедшее как «несчастный случай», служит то, что сразу же после «случайного» залпа Царская Семья переехала на постоянное место жительство в Царскосельский Александровский дворец, расположенный в 20 верстах от Петербурга. 

Примечательно, что за год с небольшим до событий на Иордане, 27 декабря 1903 г., некий «преданный читатель "Нового времени"» в письме министру внутренних дел В.К. Плеве указывал на возможность покушения на Государя Императора во время чина освящения воды, так как «выбранное для Иордани место в течение года не охраняется». Этот же «преданный читатель» в 1908 г. в письме к П.А. Столыпину утверждал, что «охраняющие Государя Императора не проявили должной предусмотрительности и допустили совершиться тому, что свершилось, то есть выстрел на Иордани». Говоря об этом происшествии, следует помнить, что оно произошло за неполных три дня до «Кровавого воскресенья». 




Автор: Петр Мультатули (кандидат исторических наук, биограф Николая II).