ОСТАВЬТЕ СВОЙ ОТЗЫВ

ФОРМА ОБРАТНОЙ СВЯЗИ




В этот день

Меню

emblem
logo
emblem
21 марта | 2019 Автор: Admin

Антиколониальный характер внешней политики Императора Николая II. Часть 1

Антиколониальный характер внешней политики Императора Николая II, хотя и полностью игнорировался в советский период, но вскользь признавалась отдельными исследователями. Так, крупнейший историк-востоковед И.С. Канцельсон утверждал, что политика России в Эфиопии в конце XIX-нач. ХХ вв. «объективно способствовала сохранению целостности и независимости» этого африканского государства. По мнению современного историка К.В. Виноградовой политика Российской империи, в отношении Эфиопии и сопредельных с ней территорий «объективно носила антиколониальный характер». Касаясь помощи Николая II Сиаму (Таиланду), Б.Н. Мельниченко подчеркивает, что Россия «не стремилась приобрести колонию или «сферу влияния», а выступала за сохранения statusquo, поддерживая Сиам в его борьбе за независимость».

Совокупность источников свидетельствует, что в основе русской помощи Эфиопии, Сиаму и государствам буров лежало стремление Императора Николая II не допустить их закабаления западными колонизаторами. При этом Россия, практически не получала никаких политических и территориальных выгод от помощи этим странам. Как писал в 1902 г. А.К. Булатович: «Обращаясь к взаимным отношениям России и Эфиопии мы видим, что Россия есть единственная искренняя и бескорыстно сочувствующая Абиссинии держава. Только сочувствием вызваны наши прямые сношения с Абиссиниею и сочувствие является самой характеристичной чертой русской политики в Абиссинии». Эта же мысль заключалась в устном послании Императора Николая II эфиопскому императору (негусу) Менелику II: «Не преследуя, как прочие державы Европы никаких корыстных целей и меркантильных задач в Африке — в настоящем — и не задаваясь таковыми в будущем, правительство поручило заявить Вашему Величеству, в виду искренно-дружественных чувств, питаемых к Вам лично Государем России,<…>сочувственно отнестись ко всем Вашим предприятиям<…>к установлению спокойствия и благосостояния в Эфиопии».

Разумеется, Российская империя, помогая вышеназванным странам, преследовала и свои геополитические интересы, прежде всего распространение влияния, приобретение новых рынков сбыта, противодействие Великобритании. Но, по нашему мнению, эти интересы не превалировали во внешнеполитическом курсе Императора Николая II, являясь второстепенными. Здесь нельзя не учитывать, что в решении главных вопросов как внутренней, так и внешней политики, Государь руководствовался религиозно-нравственной основой. По мнению А.Н. Боханова, для Николая II «не было разницы между долгом христианина, исполняющего заповеди Божии, и долгом Государя». Николай II с юных лет не принимал то, что мы сегодня называем психологией колониализма. Ярким примером последней служит фраза видного представителя «свободной» Франции Т. Делькассе: «Это неумолимый закон прогресса. Слабым народам ничего не остается, кроме как подчинится государствам более энергичным и цивилизованным». Николай II думал по-другому. Ещё Наследником, посещая английские колониальные владения, Николай Александрович писалотцу: «Англичане думают и стараются только для себя и своей выгоды». В Бенаресе Николая Александровича возмутило поведение британского наместника, который встречая его, оставил за спиной местного индийского князька. Для Цесаревича было совершенно неважно, что этот магараджа «владеет небольшим клочком вне Бенареса».

  1. Помощь Абиссинии (Эфиопии).

В 1895 г. Италия, поддерживаемая Англией, начала захватническую войну против Абиссинии (Эфиопии). За спиной Италии стояли британские колонизаторы, которые стремилась руками итальянцев утвердиться в богатой полезными ископаемыми африканской стране. В 1889 г. итальянское правительство объявило, что отныне оно представляет интересы Абиссинии на международной арене. При этом оно ссылалось на подписанный 2 мая 1889 г. Уччиальский договор «О дружбе и торговле», по которому Эфиопия якобы признавала над собой верховенство Италии. На самом деле, итальянские дипломаты фальсифицировали ст. 17 этого договора в итальянском экземпляре договора.

27 сентября (9 октября) 1890 г., вступивший на престол негус Менелик II, выразил категорический протест против этого заявления. Для того, чтобы подчеркнуть независимость Эфиопии, он сообщил о своём воцарении главам всех европейских держав, в том числе и Императору Александру III, который почти единственный из глав великих держав, отказался признавать права Италии на Эфиопию. 12 (24) февраля 1893 г. Эфиопия денонсировала Уччиальский договор. В ответ на это итальянские войска вторглись на территорию эфиопских провинций.

Петербург с первых же дней войны занял позицию в защиту Эфиопии. В.Н. Ламздорф писал в инструкции резиденту в Эфиопии д. ст. сов. К.Н. Лишину: «Императорское правительство в настоящее время не имеет непосредственных интересов на Африканском материке.<…>Для Императорского правительства Абиссиния является главным образом серьёзным средством воздействия на другие государства, а по сему ограждение независимости и территориальной неприкосновенности Абиссинии составляет основное начало нашей политики к этой стране».

Военный писатель и журналист гвардии полковник Ю.Л. Елец, совершивший множество долгих командировок в Африку, отмечал в 1898 г.: «Что нам Абиссиния? Зачем она нужна России? В ответ на это вспомним только о том, какая важная роль предстоит нам в будущем Азии, какой серьёзной соперницей нашей является там Англия и как чувствительно всё, происходящее в Африке».

Помимо геополитических интересов Эфиопия воспринималась в России как православная страна, которая имела большое сакральное значение: по легенде именно в Эфиопии находится Ковчег Завета, а эфиопский император — прямой потомок Царя Соломона. В 1894 г. в Абиссинию была отправлена экспедиция Русского географического общества. По мнению Н.В. Малыгиной ее военно-политический «характер не подлежит сомнению». Есаул Кубанского войска Н.С. Леонтьев стал ближайшим советником Менелика II по делам внешней политики и обороны.

23 июня (5 июля) 1895 г. в Петербург прибыла большая эфиопская делегация во главе с двоюродным братом негуса расом (князем) Дамтоу. Формальной целью миссии было возложение золотой короны на усыпальницу Императора Александра III. В действительности, Дамтоу вёз Николаю II письмо от Менелика, с просьбой «получить из России инструкторов для своей армии и инженеров для разработки природных богатств Абиссинии».

Император Николай IIи Императрица Александра Федоровна приняли эфиопскую делегацию в Большом (Екатерининском) дворце Царского Села. 30 июня (12 июля) 1895 г. Николай II записал в дневнике: «После докладов мы с Аликс поехали в Большой дворец, где приняли Абиссинское посольство. Красивые чёрные люди, в странной одежде, как будто сверху им чего-то не достаёт. Разговаривали через их переводчика по-французски, но разговор не клеился. Кроме нескольких подарков, я получил орден «Печать Соломона».

Подарки негуса состояли из восьмиконечной священной звезды весом около восьми килограммов золота, которая покоилась на двух подушках, вышитых золотом. В ней находилась рукописная Библия, обшитая зелёным бархатом, украшенным золотым теснением, искусно выполненным эфиопскими мастерами.

Для абиссинцев результаты встречи с Императором Николаем II были значительными: делегация увезла с собой 135 больших коробок с винтовками и боеприпасами, а также крупную партию кавалерийских сабель Златоустовского завода, кроме того Государь из своих средств передал Менелику II в качестве подарка 400 тыс. рублей и пожалованный ему орден святого Благоверного Великого Князя Александра Невского.

Император Николай II передал также личное письмо Менелику, в котором выражал благодарность за присланную делегацию и подарки, а также заверял негуса в неизменном своем расположении и участии «к судьбам абиссинского народа».

Уже в ходе войны в Эфиопию через Джибути из России и Франции было доставлено 130 тыс. ружей. Артиллерийское управление передало Леонтьеву для эфиопской армии 30 тыс. винтовок Бердана. В марте 1896 г. Российское общество Красного креста отправило в Абиссинию санитарный отряд, в Аддис-Абебе стал действовать русский госпиталь. Был выпущен нагрудный знак с надписью: «Православным братьям Абиссинии. Красный Крест России».

В марте 1896 г. эфиопская армия нанесла сокрушительное поражение итальянцам в битве при Адуа. 30 марта (11 апреля) 1896 г. русский посол в Италии А.Г. Влангали сообщил телеграммой Императору Николаю II, что в разговоре с министром иностранных дел О. Каэтани, последний высказал озабоченность, что русская помощь Абиссинии вызывает негативную реакцию в итальянском общественном мнении, что может привести к падению его кабинета. На этом сообщении Николай II написал: «Очень нам нужно знать общественное мнение Италии и бояться за участь их министерств».

14 (26) марта 1896 г. посол итальянского королевства в Петербурге А.К. Маффеиди Больо доложил министру иностранных дел О. Каэтани, что «Менелик телеграфировал Царю о своём согласии начать мирные переговоры с Италией с целью заключения почётного мира при условии сохранения независимости Эфиопии».

1 (13) апреля 1896 г. Менелик II в письме «московскому Царю-царей Николаю II» просил помочь окончательно выгнать итальянцев из Абиссинии. 17 (29) июля 1896 г. раса Маконен выражал Императору Николаю II глубокую благодарность за оказанную Эфиопии помощь: «Да благословит вас Бог. Сообщаю Вам, что раненых наших лечат люди ваши, которые прибыли из России. Передаю Вам мою благодарность и выражение моей радости. Эфиопы никогда не забудут Вашей благосклонности. Пусть даст Вам Бог долгие годы жизни и здоровье. Да будет уважение всему народу русскому на радость Эфиопии».

1 (13) сентября 1896 г. Маффеи проинформировал виконта Э. Висконти-Веноста, сменившего Каэтани на посту главы внешнеполитического ведомства Италии, что «Менелик обратился к Царю с просьбой быть посредником в итало-абиссинском конфликте».

Николай II лично контролировал весь ход переговоров эфиопов с итальянцами, проявив при этом незаурядную эрудицию. 9 (21) сентября 1896 г. Николай II направил М. Н. Муравьёву следующее письмо: «Прошу обратить внимание на это весьма интересное письмо Менелика к королю Греческому, копию с которого посылаю Вам. Надо будет иметь в виду его содержание, при дипломатическом ходе мирных переговоров между Абиссинией и Италией. Николай». В послании к греческому королю Георгу IМенелик подробно рассказывал о фальсификации итальянцами 17 ст. Уччиальского договора, что было тогда еще неизвестно ни русским, ни европейцам. По указанию Николая II русский посол в Риме запросил Висконти-Веноста, согласно ли правительство короля на условия Менелика? 4 (16) октября 1896 г. Российское телеграфное агентство сообщило, что в Аддис-Абебе подписан мирный договор, по которому Италия признала независимость Эфиопии и выплатила ей контрибуцию.

Видную роль в дипломатической победе Эфиопии сыграла Россия и лично Император Николай II. В сентябре 1897 г. Государь послал к Менелику II чрезвычайную дипломатическую миссию во главе с действительным статским советником П.М. Власовым. В составе миссии были врачи, военные, инструкторы. Это было первое дипломатическое представительство, отправленное Россией в «Чёрную» Африку. Конвой чрезвычайного посланника состоял из 21 казака Лейб-гвардии Атаманского полка под командованием сотника П.Н. Краснова, который вез негусу личное письмо Императора Николая II. В первых числах февраля 1898 г., преодолев более 500 км по горам и пустыням, миссия прибыла в основанную Менеликом II новую столицу страны Аддис-Абебу. Так, между Абиссинией и Россией были установлены дипломатические отношения.

Характер отношений Эфиопии и России были прекрасно отражены в послании Менелика II (8 марта 1907 г.) Николаю II: «Мы приносим нашу искреннюю благодарность Вам и всему Вашему народу за Вашу помощь и поддержку, за Ваши заботы и любовь к нам — за всё то, что в течение многих дней Вы делали для нас, ваших друзей, — христианской православной Эфиопии. Будьте благословенны за Вашу благожелательность и ваши благодеяния во имя Иисуса Христа. Чем можем ответить мы вам, кроме благодарности? Мы всегда будем вспоминать ваши деяния в молитвах и думах наших»[1].

Память об Императоре Николае II долго хранилась в эфиопском народе. Когда в 20-е годы великий советский учёный Н.И. Вавилов посетил Эфиопию, он встретился с регентом государства раса Тафари, который вскоре стал негусом Хайле Селассие I. Как вспоминал Н.И. Вавилов:«Рас Тафари с большим интересом расспрашивал о нашей стране. Его интересовали в особенности революция, судьба Императорского двора. Вкратце мы рассказали ему всю известную эпопею». Понятно, что по цензурным соображениям, учёный не мог написать напрямую, что эфиопский правитель скорбел о судьбе Императора Николая II, покровителя его страны.

[1] Император Менелик II — Императору Николаю II 8 марта 1907 г. // Материалы архива внешней политики России. Некоторые новые документы о русско-эфиопских отношениях. (Конец XIX - начало XX века) // Проблемы востоковедения, № 1. 1960. С. 157.